Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:30 

Не в челлендж.Слэш.

Liberté, égalité, fraternité, homosexualité...
Фендом: «Petshop Of Horrors», манга
Название: «Золотые глаза»
Автор: Ville Wonka
Жанр: слэш естессна
Пейринг: Софу Ди/Леон, Леон/Ди
Рейтинг: NC-17 *и куча шизы*
Отказ: *с тяжёлым вздохом* Не мои…
Варнинг: наручники, насилие местами и полный аКуй Леона, кто не видел рейтинг – посмотрите наверх, чтоб потом не возмущались =Ъ
Спасибо: Der Winter за пинки к написанию, идеи и поддержку )))

Когда он вернулся в свой магазин, помещение встретило его непривычной тишиной и абсолютной темнотой. Скрипнула, закрываясь, массивная дверь, прошелестел шёлк чеонгсама, прозвучал тихий недовольный вздох – сквозь зубы.
Пара неуверенных шагов, а потом появилось странное неприятное ощущение приближающегося удара…
Он не успел ничего предпринять. Миг – и затылок пронзила тупая боль, перед глазами расцвели огненные цветы, и ками провалился в чёрное ничто, успев почувствовать, как его тело подхватили чьи-то руки…

Первое, что пришло – осознание, что с ним приключилось что-то дурное… Но что?.. Ками попробовал пошевелиться, но как результат, эта попытка отозвалась ноющей болью в голове. Он протяжно простонал и хотел сжать виски пальцами, но у него не вышло. Руки что-то не пускало… Что это? Ярко, как вспышка, в сознании загорелся сигнал «опасность!»
Ди попробовал пошевелить пальцами рук, а потом осторожно приоткрыл глаза. Перед расфокусированным взглядом плясало, расплываясь и двоясь, тусклое пятно света. Как от свечи, которой пытаются осветить слишком большое помещение.
Он не успел подумать даже о том, кто из животных мог так с ним обойтись, потому что упомянутый источник света заслонил чей-то чёрный силуэт. Кто-то быстро приблизился и навис сверху. Ками невидяще прищурился.
-О, ты очухался, Ди! – поприветствовал его знакомый хрипловатый голос, и изо рта, само собой, вылетело одно-единственное слово:
- Т-ты… - свистящим шёпотом.
- Т-с-с, потом будешь злиться, ясно? Сейчас я злюсь! – невежливо перебил его всё тот же голос и, словно в подтверждение к приказу, к приоткрытому рту прижалась широкая шершавая ладонь, предотвратив все попытки сказать что-нибудь.
- Вот так-то лучше, Ди! А то опять бы от меня сбежать надумал! – отрывисто произнёс мужчина. В этом голосе столько всего можно было найти – давнюю обиду, радость нашедшего сокровище, боязнь сделать что-то не так, самодовольство от своего положения…
Все эти чувства ками были непонятны.
- Знаешь, что со мной стало, после того, как ты меня вышвырнул? Тебе, наверное, и в голову не приходило! А я столько времени потерял в чёртовой больнице, гадая, какого-растаково хрена ты это сделал! Я искал тебя, чёртов китаец, искал как последний дурак! Душу из тебя вытрясти хотел, но потом передумал. Просто увидеть… Увидел! Чёрт! Я тебя снова вижу, Ди! Я тебе даже пирожные притащил! Но подумал, что «встреча старых друзей» у нас с тобой не прокатит! Мне нужно, чтоб ты дал мне сказать одну вещь.. Не дёргайся, я тебя всё равно не отпущу, пока не скажу. Ди, я…о, чёрт! Я без тебя жить…не могу. Ясно? Можешь на меня своего барана натравить, я не уйду!
Лихорадочная речь мужчины заставила тонкие брови ками опасно сойтись на переносице. Очертания всклокоченной головы, широких сильных плеч и крепкого торса приобретали чёткость.
- Я тебя люблю, Ди, - продолжил мужчина тише, словно опасаясь признаться самому себе в этой слабости. – Я сейчас уберу руку. Надеюсь, орать не будешь.
Ладонь, задев нижнюю губу ками, скользнула прочь.
- Мистер Оркот, - спокойно, даже холодно начал Ди, но его снова перебили.
- Ди, завязывай! Что за новое имя? И не говори, что тебе плевать! Я помню, ты плакал тогда, на корабле! Не нужно пытаться…чёрт! Ты, наверное, как твои сумасшедшие родственнички нахватался всего этого пафосного дерьма? Люди – козлы, бить их надо?
- Послушайте… - попробовал вмешаться ками, но детектив воодушевлённо продолжал, осторожно взяв его за плечи.
- Я тебя связал… Это, конечно, подлость, но я не хотел, чтоб ты меня прибил! Ты мог бы легко освободиться, Ди. Сам. Я просто цепь набросил сюда, на подлокотник… - ладони мужчины проскользнули по тонким рукам Графа, до самых запястий, и когда горячие кончики пальцев тронули нежную кожу, не прикрытую тонким шёлком, ками невольно вздрогнул. От этого человека волнами исходила верность и преданность, доброта и любовь. Яркие губы плотно сжались.
Дрожь Графа не прошла незамеченной.
- Ди, ну скажи что-нибудь, - склонившись ниже, шепнул детектив с новыми, хриплыми нотками в голосе. Горячие пальцы с запястий, ласково поглаживая, переместились на его узкие ладони, звякнули наручники. – Я сейчас, наверное, наделаю глупостей…Ди…
Мужчина склонился ниже. В мозгу ками ярко, болезненно вспыхнули давным-давно минувшие дни, забытые, отверженные воспоминания, и другой человек…мужчина. Другой по своей сущности. Не такой…
- Ди, я больше не позволю тебе сбежать, слышишь? – почти ткнувшись в маленькое ухо, шепнули сухие губы, и ками снова вздрогнул, интуитивно пытаясь отстраниться от источника странных, волнующих ощущений.
- Мистер Оркот… - натянуто выговорили губы, но больше ничего Граф скачать не успел, потому что дрожащий непонятно отчего голос сменил возмущённый вздох. Губы взбалмошного детектива коснулись чувствительного местечка возле его уха, рядом со скулой. По нежной коже скользнул мокрый кончик языка, вызвав в памяти новые, давно похороненные образы.
Встрёпанные светлые кудри, хищная улыбка, взмокшие широкие плечи, в которые он впивался ногтями…
«Этот детектив…этот чёртов детектив!»
Длинные пальцы Оркота, что неуверенно, но ласково гладили его ладони, вновь двинулись вниз по шёлковым рукавам чеонгсама. Одна ладонь достигла искажённого отчаянной гримасой лица ками, второй детектив повёл по его груди.
Не так, нежно. От кончиков пальцев словно шла тёплая, белая энергия…
Ди зажмурился, стараясь сконцентрироваться, но его сбивали и отвлекали губы Леона, осторожно, медленно прокладывающие дорожку по его шее…скуле…щеке…
Запах сигарет достиг тонких ноздрей ками, и Граф нервно сдал зубы, но не отвернулся от воспоминаний.
- Ди, прошу тебя. Открой глаза, - хриплый шёпот коснулся его губ. – Ди, ну, открой же их, чёрт возьми!
Как вспышка – воспоминание! Перед глазами – молодое лицо, щекочущие прикосновения светлых волос, ощутимые укусы…
- А-алекс! – со злостью прошипел Граф, открыв свои золотые глаза. В тот миг Леон как раз сделал короткое движение к его губам…
Касание вышло странным – обращение к проклятому прошлому и шаг к несуществующему будущему.
Леон отшатнулся от губ Графа, выпучив глаза и, сдвинув брови, уставился на него.
Растрёпанные волосы, побледневшее лицо….горящие непонятным огнём глаза… Не разные глаза - теперь это детектив это понял – золотого, как осенние листья, цвета.
- Какого хрена?! – едва слышно прошептал ошарашенный Оркот, с трудом понимая, что происходит. Он что…только что…чуть не поцеловал…деда Ди?!
Пальцы Леона, что лежали на тонкой талии Графа, судорожно дрогнули, и он было вышел из ступора, как ками резким, звериным движением высвободил скованные руки и набросил цепь от наручников ему на шею, дёрнул к себе, одновременно впиваясь в губы болезненным поцелуем.
Если поняв, что Ди – это не его Ди, Леон, мягко говоря, опешил, то такой поворот событий его и вовсе парализовал.
Отодвинуться мужчина не мог, потому что резкое движение назад заставило железную цепь больно впиться в шею. И Граф, как вампир, поймавший жертву, не отпускал его губы. От невольного дискомфорта Оркот выдохнул, и ками тут же умело воспользовался этим, собственнически проникнув языком ему в рот.
Леон промычал, судорожно хватая Софу за плечи, за голову, но оторвать его от себя попросту не смог. Словно угодивший в капкан зверь, Леон был пойман. И пока ками сам не пожелает отпустить добычу, вырваться становилось бесполезно.
Пальцы детектива, полу зарывшись в мягкие волосы Графа, дрожали, потому что он ничего не мог поделать. Его насильно целовали. Целовали так зло и яростно, будто этим собирались убить. Острый язык ками хозяйничал у него во рту, ногти впивались в кожу головы. Их обладатель будто собирался проткнуть его черепную коробку.
Не хватало воздуха. Леон протестующе мыча прямо в безжалостные губы, попытался отстраниться, упираясь ладонями в сидение дивана, в спинку…
- Такой же…как…Алекс… Но другой! Верный до конца… Значит, хочешь, чтобы судьба швырнула тебя под ноги моему внуку, человек? – прошелестел в ухо хриплый змеиный шёпот, и Леон с трудом понял, что мучительный поцелуй кончился.
Что-то вязкое стекало по подбородку детектива. Он неосознанно подобрал капли с губ языком и почувствовал вкус собственной крови. Проклятый Граф смотрел на него с задумчивым видом.
- Какого хрена!? – не в силах прийти в себя, сипло выругался детектив.
- Ах, Вам не нравится, мистер Оркот? – почти без эмоций, только поразительно холодно отозвался Софу, одновременно закидывая одну ногу ему на талию, и снова притягивая за затылок.
- Н-м-н-м-м… Нет! Прекрати сейчас же! – сквозь движения языка Софу, слизывающего кровь с его губ, ответил Оркот. Но ответ не требовался.
- Это был риторический вопрос, - заметил Граф.
От действий ледяного, яростного и явно сумасшедшего китайца кровь стыла в жилах. Леон, не раз оказывающийся под обстрелом, не раз попадающий в жестокие драки, был напуган, хоть и не хотел себе в этом признаться. Безоружный и тонкий ками представлял собой нечто опасное. Нечто такое, что вызывало безотчётный ужас.
Между тем Софу закинул на детектива и вторую ногу, насильно прижав его бёдра к себе, и по ярким губам Графа расплылась нехорошая улыбка.
- Я чувствую, мистер Оркот, что Ваше тело с Вами не согласно.
Леон, проклиная мужскую физиологию рода людского, выматерился сквозь зубы. Всё же его Ди был слишком похож на этого бессердечного жестокого ублюдка. Но только внешне.
- Что тебе нужно, гад?! – уже сердито спросил он, стараясь не замечать ощутимого напряжения ниже живота.
«У меня не может встать на его старика! И не важно, что выглядит он так же! В каком там году было сделано то грёбанное фото?! Чёрт…» - проклиная всё на свете, подумал Оркот, вглядываясь в горящие в полумраке безумные глаза ками.
- Во-первых, ключи от наручников, Мистер Оркот. Со мной Вы могли поговорить и без них. Я от Вас сбегать бы не подумал, - вежливо, словно он сидел напротив, и их разделял стол, и они вовсе не лежали на диване в красноречиво-неприличном объятии, объявил Софу.
- Сейчас отдам, - зло перебил Леон, потянувшись к своим джинсам, но на пути теперь было стройное бедро ками, и пальцы наткнулись на скользкий шёлк.
- Во-вторых, - крепче сдавив ноги детектива, и прижав его к себе, продолжил Софу, - Вы освободите меня сами, потому что я не знаю, как эта штука снимается.
- Мне нужно достать ключи, - прорычал Оркот в лицо Графу, но тот безучастно закончил:
- И, в-третьих, когда Вы меня освободите, Вы пожалеете о своём поступке.
Последний пункт несколько охладил желание Леона немедленно достать ключ. Его рука неуверенно замерла, а взгляд синих глаз неприязненно упёрся в непроницаемое лицо старшего Ди.
- Пожалею? Тогда хрена лысого я их сниму! Я тебя прям в них отправлю…
- Куда, Мистер Оркот? В Лос-Анджелес? Не смешите меня! Вы их снимете, иначе умрёте.
- Какого чёрта тебе от меня надо?! – провыл Леон, с силой пытаясь убрать с себя его ноги, но Граф грациозно подался ему навстречу, заставив напряжённую плоть мужчины сильнее вжаться в лежащее под ним восхитительно стройное тело. Матерясь, Леон замер. Дыхание со злостным сопением вырывалось из его приоткрытого рта.
- Мистер Оркот, Вы должны кое-что пообещать, - официальным тоном сообщил Софу, прищурив глаза.
- Ну? Что ещё? – буркнул тот.
- Вы будете… благоразумны.
- Вот уж…
- Не важно. Берите свои ключи.
Прошелестев шёлком, стройные ноги ками соскользнули с бёдер мужчины, и тот, про себя надеясь, что оставил на них несколько синяков, когда старался отцепить от себя, с трудом засунул левую руку в карман. Ключи не желали быстро вылезать из узких джинсов, позволив Графу издевательски интимно погладить внешней стороной стопы ногу Оркота. Лицо же оставалось безучастным. Леон сжал зубы.
- Давай сюда руки! – хмуро велел он, выудив, наконец, проклятый ключ.
- Мои руки за Вашей головой, - и не думая помочь, ответил Граф предельно вежливо.
- Я тебе что, акробат?!
- Я жду, Мистер Оркот.
«Долбанный…ублюдок! Какого хрена он вытворяет?!» - про себя матерился Леон, пока старался нащупать замок наручников, вывернув руки себе за голову.
Софу безразлично наблюдал за его сжатыми от напряжения губами, Невозможно было понять, о чём он думал.
Наконец, Леону удалось вставить ключ в замок и повернуть его непослушными пальцами. Не успел он и рта раскрыть, как одна тонкая рука Графа, высвободившись из плена железа, вдруг с силой опустилась на какое-то место у его шеи, попутно задев волосы.
От резкой боли помутнело в глазах, сознание покинуло детектива. Последнее, что он помнил – как уткнулся лицом в волосы ками.
Запах лаванды…


Первое, что он почувствовал, придя в себя – боль. Шея ныла так, будто в неё вбили дюбель. Спина затекла от лежания в неудобной позе.
Что же произошло? Он был на задании?
Всё расплывалось, воспоминания водили призрачные хороводы…
Леон простонал, пытаясь принять удобное положение, но не смог.
Удар…боль… а перед этим? Магазинчик…
«Китаец!» - отрезвила его яркая вспышка воспоминания.
Синие глаза мигом распахнулись, вызвав приступ дурноты.
- Что…происходит? – хрипло прошептал детектив, хмурясь и стараясь заставить исчезнуть пляшущие перед глазами пятна.
- Очнулся? – уточнил знакомый холодный голос. – Отлично, всё готово.
- Что готово? – мужчина поморщился от звуков собственного голоса, не в силах прийти в себя.

Прежний тонкий запах достиг ноздрей детектива, следом прошло ощущение приближающегося к нему чужого тела. Лица коснулись шёлковые пряди волос, а прямо в ухо прошелестел голос:
- Готово всё, что заставит тебя пожалеть. А вот это поможет прийти в себя…
Резкий запах какого-то травяного настоя буквально обжёг обоняние Оркота. Он зашёлся в приступе кашля, пытаясь вытурить жгучий пар из саднящего горла. Но тут он услышал смех. Тихий мелодичный смех, от которого теперь уже всё нутро обожгло – столько в нём было холода.
- Смертный, жалкий смертный, - произнёс Софу, отставляя чашу и собственнически обхватывая подбородок детектива железными пальцами, - что мой внук нашёл в тебе?
- Ди… Где он? – Леон напряжённо вглядывался в склонившееся над ним прекрасное лицо ками.
- Мой внук не поможет, - спокойно ответил Софу, поворачивая лицо мужчины из стороны в сторону, и с вежливым интересом разглядывая с разных ракурсов.
Леон чувствовал себя словно насекомое под лупой учёного. Насколько позволяло положение, детектив оглядел место действий. Потолка он не увидел, только завитки дыма благовоний висели в воздухе замысловатыми тающими узорами. Запах кружил голову сильнее прежнего, словно к привычным благовониям примешали какие-то наркотики. По сторонам светились многочисленные огни свечей, и в этом неярком освещении сходство Софу с его Ди было просто болезненным.
При невольной мысли о том, что это и есть его Ди, и что он собирается сделать что-то особенное, прежнее напряжение вернулось. Стройное тело Графа, скрытое чеонгсамом, нависло над ним. Одно его присутствие заставляло Оркота нервничать.
Между тем, Старший Ди стянул с волос своего пленника резинку и взлохматил непослушные светлые пряди.
- Александр мог бы гордиться, что я сравниваю его с тобой. Я чувствую твою глупую фанатичную привязанность к моему внуку…
- Куда ж твоя вежливость подевалась? И «Мистер детектив»? – перебил Оркот, но его губы накрыли тёплые пальцы Софу.
- Два года жизни рядом с ним. И всё это время – отрицая своё влечение. И ещё четыре – самонадеянных поисков…
- Я нашёл магазин! – невнятно возмутился Леон, и ками, прищурившись, убрал пальцы.
- …и всё это время ты воздерживался от естественных людских потребностей, - Граф говорил, словно сам с собой, не обращая внимания на слова Оркота. Он грациозно перекинул бедро через тело мужчины и опустился сверху, осторожно положил ладони на крепкие плечи. Руки детектива были скованы его же наручниками и зафиксированы над головой.
- Чего-о-о? – протянул Леон, но тревожно замолчал, когда одна из наманикюренных лапок Графа скользнула по его телу вниз и уверенно сжала сквозь джинсы его член.
«Ублюдок! Гад!» - проскулил Оркот про себя, но вслух его хватило только на тихое возмущённое «охх…»
- Человек даже не способен контролировать свои желания, – презрительно произнёс Софу, сжимая пальцы сильнее.
- Пошёл к чёрту!
- Грубо, мистер Оркот. Вы не в том положении, чтобы казаться значимым.
- Какого хрена ты это делаешь?
- Это хороший вопрос. Но кто ты такой, чтобы я объяснял свои мотивы.
Яркие губы ками изогнулись в ядовитой улыбке, золотые глаза прищурились, но даже пушистые густые ресницы не скрыли расширенных зрачков.
Леон замер, медленно начиная соображать, что Софу не просто так связал его. Шутить Граф был не расположен. В каждом жесте ками скользило превосходство. Он явно получал удовольствие, контролируя сильного мужчину.
Вот только чего именно ему нужно?
Бисеринки пота выступили на висках Оркота, когда Граф, отстранившись, потянулся за чем-то, что лежало сбоку на тумбе. Это оказался хирургический скальпель.
- Что…ты собрался меня… - утратив возможность связно мыслить, прошептал мужчина, глядя в непроницаемое лицо Ди.
- Боишься, человек? – уголок губ презрительно изогнулся, - «…тебя»? Что, «тебя»? Съесть? Или накормить тобой животных? – одна тонкая ладонь медленно скользнула по сильной шее, длинные ногти играючи пощекотали вздувшиеся жилы. Ками больше не улыбался. Он склонился ниже, поигрывая тонким острым лезвием, и в золотых глазах промелькнуло странное выражение, когда плоская сторона скальпеля коснулась щеки детектива.
- Я что, отгадывать должен? – прохрипел Леон, не пытаясь уклонится от касания холодной стали, отвечая взглядом полным непокорности и жизни холодным глазам Графа.
- Нет.
Скальпель медленно скользнул по скуле, а рука Софу с шеи переместилась на грудь мужчины, натянула ткань чёрной майки. Вжик – и испорченная одежда повисла двумя жалкими половинками на сильных плечах, обнажая крепкий мускулистый торс пленника.
Леон напряжённо замер. Он с нарастающей тревогой вглядывался в лицо ками, но тот был занят детальным изучением его грудной клетки. Тонкие пальцы легко касались тут и там, отмечая тонкие белые шрамы, полученные за время службы в полиции. Лицо Графа вновь стало маской. В глазах едва теплел слабый интерес.
Он был пугающим. Ещё никогда, будучи под перекрёстным огнём, под прицелом маньяка, или в драке с сильным противником, детектив не был так напуган, и не чувствовал призрачного присутствия смерти. Словно тонкий и хрупкий на вид Граф был способен убить его одним пальцем. Дыхание прерывисто вырывалось изо рта, а зрачки были расширены. Мужчина смотрел на полускрытое волосами лицо Ди Первого, про себя шепча полузабытые слова молитвы, перемешивая их с ругательствами.
Потом Софу пронзительно глянул Леону прямо в глаза, и обе руки легли на его грудь, резко переместились ниже, оставив восемь алеющих полос. Ками резко склонился и влажно поцеловал мускулистый живот детектива, заставив кубики пресса напрячься ещё сильнее.
От неожиданности Оркот коротко выдохнул, сжал руки в кулаки и зажмурился. Эта идиотская извращенческая мысль, что вовсе не Софу, а его Ди проделывает с ним подобное, жгла всё сильнее. Внизу живота предательски расползался жар, а губы пересохли, хоть одно воспоминание о поцелуе Графа заставляло поёжиться.
«Думать о фотках из морга…о той, с полуразложившимся бедром… Чёрт! Не может у меня встать на этого долбаного китайца!» - проклиная всё на свете твердил себе Леон, но его тело его не слушалось. Кружилась голова, каждый раз, когда он вдыхал напитанный благовониями запах, ему становилось не по себе, словно от глотка ледяной воды.
- Ублюдок… - хрипло произнёс Леон, услышав как с коротким «вжик», была расстёгнута молния на его джинсах, и распахнул слезящиеся синие глаза.
- Тише, мистер Оркот. Лишиться языка – это болезненно. Будьте благоразумны.
И снова эта напускная вежливость, этот идиотский официальный тон!
Граф грациозно поднялся и, устроившись рядом со своим пленником, грубовато сдёрнул с него синие потёртые джинсы вместе с бельём, отбросил в сторону.
- И где эта Ваша «верность», мистер Оркот? Вы скоро будете умолять меня о снисходительности, - с оттенком самодовольства сказал Ди, положив обе руки на напряжённые бёдра мужчины.
- Да пошёл ты!.. – ругательство потонуло в невнятном восклицании, когда жестокие губы ками небрежно, даже безучастно сомкнулись на головке члена Леона. Всего несколько движений, и Граф отстранился, вызвав у Оркота желание провыть. Но он только скрипнул зубами, проклиная Старшего Ди и его штучки. «Умолять» детектив не собирался.
Софу же, не сводя с мужчины взгляда прищуренных глаз, медленно прошёлся тонкими пальцами по застёжкам своего чеонгсама, и сбросил с плеч скользкий шёлк. По комнате поплыл экзотический аромат неизвестных Леону цветов, который, казалось, исходил от бледной кожи ками. У детектива темнело в глазах, и он снова зажмурился, пытаясь стереть из памяти живую и чёткую картину обнажённого и прекрасного Графа. Кроме уже снятого чеонгсама на нём ничего не было.
- Откройте глаза, Мистер Оркот, - велел спокойный голос. По щеке мазнули влажные губы, занавес тонких шёлковых волос пощекотал лицо.
- Зачем тебе это? – с досадой на собственную реакцию спросил пленник, не спеша выполнять указание.
- Этот вопрос уже звучал. Это не важно. Важно другое. Зачем тебе мой внук? Зачем ты ищешь его? Тоже не ответишь?
После заданных Графом вопросов наступила тишина. Слышен был даже едва заметный треск свечей и столь привычные таинственные шорохи. Казалось, Граф попросту испарился. Леону этого бы очень хотелось…и не очень…
Он осторожно открыл глаза…и наткнулся на ничего не выражающий взгляд ками. Тот сидел рядом, обхватив одно колено руками и склонив голову набок, словно манекен.
- Не ответите, - решил Граф. – Разговоры окончены. Больше я ничего не скажу.
- Но… - успел почти выкрикнуть Леон, прежде чем в его рот снова впились требовательные губы Софу. Даже не требовательные, подчиняющие. Действующие так, что ответ и не требовался.
Юркий язык, вторгшийся в рот детективу, методично изучал ровный ряд зубов…
«Холодная страсть…чёрт…не знал, что такое бывает!»
Вот так вот лежать, не имея возможности пошевелиться и оказать сопротивление, позволяя китайцу быть хозяином ситуации Леону было невыносимо. Поэтому в следующий миг он с яростью ответил на поцелуй, сплетаясь с ками в неистовом, колючем, пугающем поцелуе, от которого перехватило дыхание.
Несколько удивлённое «хмм…» из уст Графа словно говорило: «А вот это уже на что-то похоже…»
Будто имея в запасе больший запас выносливости, чем сильный, видавший виды полицейский, ками снисходительно выпустил истерзанные губы пленника, позволив тому судорожно вдохнуть. А сам, медленно изучая его вспотевшую кожу, двинулся вниз. Деликатные укусы, уверенные движения языка, жгучие поцелуи – каскадом по подбородку, шее, ярёмной впадине, и ниже – на грудь, поднимающуюся от сбитого дыхания.
Проклиная всё на свете, Леон закусил губы. Он смирился со своим нездоровым влечением к Графу Ди, но совсем не ожидал попасть в лапы его воспитателя. Второй Ди с его маскарадом и любовью касаться собеседника во время разговора, успел показаться мужчине искусным соблазнителем и артистом, искушённым в плотской любви, но этот!.. Эта жуткая кукла!..
Софу уже нависал сверху, опираясь на руки продолжая свои пугающие действия. От укусов горели плечи, покалывали алые полосы, оставленные ранее его дьявольскими ногтями…
Взметнулась тонкая белая рука, звякнул метал скальпеля, который взяли с тумбы снова, и Леон вскрикнул от обжигающей острой боли.
- Псих ненормальный! Какого?!
Софу, словно король, гордо восседающий на мужчине сверху, хищно улыбнулся и нагнулся ниже. Тонкие губы прижались к неглубокому порезу, что он прочертил над левым соском детектива. От прикосновения влажного кончика языка по телу Оркота прошла дрожь. Ками тесно прижимался к нему, и на ум невольно пришло сравнение с хищной и холодной ядовитой змеёй.
Граф, казалось, пребывал в своеобразном экстазе. Вылизав кровоточащий порез, он вновь поднёс к коже мужчины лезвие, и осторожно – если не сказать «бережно», добавил несколько тонких линий… Это был какой-то странный знак, который Оркоту удалось разглядеть, приподняв одурманенную благовониями, и всем происходящим, тяжёлую голову.
Узкая ладонь ками с силой стёрла выступившую кровь, но порезы снова обагрились.
Мужчина откинул голову обратно с тихим протяжным стоном.
«Меня сейчас зарежет этот псих… позовёт своих жутких тварей, и сожрёт то, что от меня останется вместе с ними!»
Перед глазами детектива уже начали плясать странные пятна, и новые и новые короткие порезы, а вслед за ними жадные губы притупляли его восприятие боли.
Граф неожиданно выпрямил узкую спину, и с видом маньяка сжал лезвие в ладони, а второй рукой медленно вытянул скальпель из напряжённого кулака.
На грудь детектива упали несколько капель алой крови ками, обжигая как лава, и по телу прошла нервная дрожь.
Губы Софу, вымазанные в красном, разомкнулись, чтобы хрипло пропеть что-то на странном языке. Что-то, прозвучавшее как заклинание, и вдвойне жуткое из-за зловещей улыбки в купе со стеклянными глазами.
«Всё! Он окончательно спятил! Сейчас ритуально меня прирежет! Чёрт, хоть бы Ди явился и спас мою задницу!»
- Подожди! Что ты творишь?! Я должен его увидеть! Может, он меня сам прибьёт! – хрипло выдохнул детектив, словно надеясь достучаться до замкнувшегося на своём маленьком представлении Графа.
Тот вздрогнул и посмотрел в синие глаза, прежде чем приложить порезанную ладонь к здоровой и потереть их друг об друга, растирая кровь. Как Леон и думал, ками ничего не ответил, и лёгким движением языка слизнул кровь с целой ладони. Порезанную поднёс ко рту мужчины, невольно втянувшего голову в плечи, но тут же изумлённо выпялившегося на протянутую руку. Пореза не было.
Граф провёл грязными пальцами по губам мужчины, прежде чем снова прижаться к его рту своим. Кажется, лишь затем, чтобы кровь попала на язык пленника.
«Вот как себя чувствует баран, которого приносят в жертву какому-нибудь тёмному Богу!» - подумал Леон, и от невольного самому себе напоминания о баране вздрогнул. Хотя Тетсу бы охотнее присоединился к Графу в его идиотском кровавом ритуале, чем взялся помогать объекту для укусов. Хотя чёрт его барана знает…
Граф отстранился, выпрямил спину и оценивающе оглядел проделанную работу. Потом прищурился, и от его прямого хищного взгляда внутренности детектива обожгло холодом. Даже туман благовоний в голове прояснился.
Леон почти смирился с тем, что, ему казалось, китаец задумал, но в следующий миг тот приподнялся, упираясь руками на постель, и вклинил колено между напряжённых бёдер Оркота.
«Что?..» - сказали изумлённо распахнувшиеся синие глаза. Наградой им была насмешливая улыбка.
Помогая себе руками, Софу раздвинул его бёдра в стороны и сел между ними. Странная слабость не позволяла мужчине сопротивляться.
- Ты...гад! Какого чёрта... – задыхаясь, выпалил Леон.
Ответа снова не последовало. Таинственная мисочка с травяным настоем вновь перекочевала в руки Графа. Тонкие пальцы погрузились в неё. От дальнейших наблюдений Леон отказался и крепко зажмурился, стараясь прогнать подступившую к горлу тошноту.
Он ЗНАЛ как всё бывает. Иногда, сам себя обзывая извращенцем, детектив читал о гомосексуальных отношениях. После правда плевался и усиленно делал вид, что ему было неинтересно, и вообще совершенно незачем, но… Каким-то уголком сознания Оркот знал, что морально готовит себя для официального признания «я-хочу-Ди». Теперь на признания времени не было. И всё собиралось быть совсем иначе…
Механические касания пальцев Софу, скользких от чего-то, что было в чашке, вызывали желание проснуться. Нет этого! Нет его проклятой эрекции на непростительные, преступные действия Старшего Ди, нет безумного холодного огонька превосходства в золотых глазах, нет сводящего его с ума аромата цветов, полутьмы, магазинчика…
Нет?
Он разве не нашёл магазинчик Графа Ди? Его Ди?..
Нет! Всё реально! Он не мог не найти…найти…Ди…
Краски смешались, заполняя голову иллюминирующим туманом. Чьи-то губы покрывали его живот торопливыми лёгким поцелуями.. Это он?
Софу прищурившись оглядел обмякшего мужчину, и, перехватив его бёдра, толкнулся в расслабленное тело.
Вспышка боли. Следом – вторая…
Леон попытался что-то сказать, выругаться. Но вместо этого лишь простонал невразумительное «мммммм». Следующая вспышка окрасила мир в золотые цвета, и по насильственно расслабленному телу прошло унизительное для его положения удовольствие. Леон промычал что-то ещё, а перед мысленным взглядом стояли два глаза – левый сиреневый, как летняя ночь, а правый – золотой, как осенние листья…
«Ди?..Гад, убью! Я же не должен был ему позволить…Ди…Ди…»
Что-то это ему напоминало. Золото…Но что?
В голове была полная каша, аромат цветов заполнил каждую клеточку его тела, выгибающегося навстречу очередной яркой вспышке золотого наслаждения.
- М-м-м…Ди-и-и… - простонал мужчина, чувствуя, как его кусают за подбородок, продолжая вбиваться нестройными толчками.
- А-а-лекс! – Простонал в ответ неожиданно живой голос, а ритм совсем сбился, вызвав томительное напряжение.
Последняя вспышка унесла туман, а с ним заодно и разум.
Леон услышал чей-то стон, не поняв, чей именно и, полностью опустошённый, отключился.

- …тив! Мой дорогой детектив…
Сквозь сон мужчина поморщился и нахмурил светлые брови – голос казался знакомым.
- Детектив?..
По щеке, щекоча, скользнуло что-то нежное и тёплое.
- М-м-м… - протестующе промычал он и сделал попытку натянуть одеяло на уши. Попытка не увенчалась успехом – бессознательное движение повлекло за собой тягучую боль в мышцах, к тому же одеяло обнаружено не было.
«Какого?..» - спросил себя мужчина, но сам себя перебил цепочкой проскакавших, как стадо гиппопотамов, мыслей: «Стоп!!! «Мой дорогой детектив»? Тон а-ля «Уберите свои грязные ботинки с моего чайного столика!»… Запах…Благовония? Чёрт! Я же нашёл магазинчик! Но…что было потом?»
Потом – один только туман…
- Детектив, открывайте глаза, - позвал голос вновь.
– Ди? – хрипло пробормотал Леон, и медленно разлепил один глаз.
Ди был рядом. Он сидел, подогнув одну ногу, а вторую свесив с постели. Белая кожа, тёмно-зелёный чеонгсам, расшитый золотым узором, чёрные прямые волосы, странно поблескивающие из-под них разноцветные глаза, чёрные брови – домиком… Зрелище ещё то! Кажется, на лице ками застыло…поражение?
Пока детектив, удивлённо моргая, силился отделить сон от яви, и ущипнуть себя, яркие губы Графа изогнулись в улыбке. Но не в привычной, загадочной и такой, что хотелось защёлкнуть на нём наручники, а чуть дрожащей и искренней…
- Ди! Это ты! – воскликнул Леон и, не обращая внимания на слабость и боль, мигом сел, и схватил ками за плечи. Синие глаза изумлённо вглядывались в разноцветные…
- Ваши выводы поражают оригинальностью, - насмешливо, но с затаённой горечью ответил Граф и поднял тонкую руку. По лицу скользнуло странное выражение, будто у Графа разболелись зубы.
Касания…лёгкие…нежные пальцы скользнули по щеке, убрали светлую прядь волос, осторожно тронули мочку уха. И Ди… улыбнулся уголками губ.
- Мой дорогой детектив… Что же мне с Вами делать? – прошептал он тихо.
- Ди!!! – завопил Леон и сгрёб ками в объятия, с угрозой переломать ему кости.
- Ох! Осторожнее!.. Детектив! – протестующе пискнул Ди, пока его судорожно прижимали к сильному торсу, и гладили по узкой спине, но тут же расслабился и уткнулся носом в крепкое плечо. Обе руки, что сначала были напряжены, устало скользнули вниз по груди мужчины.
- Я тебя нашёл... – непривычно серьёзным голосом произнёс Леон, куда-то в чёрные волосы, что пахли жасмином. Он болезненно зажмурился. – Чёртов идиот! По всему свету от меня бегал! Не убежишь больше, понял?.. И от меня не избавишься!
Граф тихо усмехнулся, обдав дыханием кожу.
- Если Вы меня раньше не задушите… Не избавлюсь…
- Ох, прости! – хватка сильных рук значительно ослабла. - Но…как я здесь очутился?
- Что Вы помните, мой дорогой детектив? – с ноткой тревоги спросил ками, подняв голову и пытливо заглянув в синие глаза.
От такого взгляда мужчину пробрала дрожь.
- Ди, я…помню, как зашёл сюда. Тебя не было, и решил дождаться… - Леон нахмурился. – Что-то странное мерещится. Свечи, запахи… Что со мной произошло? И где… Где моя одежда?!
До Оркота, наконец, дошло, что он сидит на постели абсолютно раздетый, лишь прикрытый каким-то лёгким покрывалом. Да и то грозило свалиться.
- Я нашёл Вас внутри. Вы...будто спали, - Ди ободряюще улыбнулся детективу, но в глубине разноцветных глаз промелькнули следы ярости, и холёные руки сжались в кулаки. Граф вздрогнул, когда собственные ногти больно впились в ладони, но закончил с улыбкой. – Вы были в ужасном состоянии, так что мы о Вас позаботились.
- Что? Как это вы позаботились? Кто меня раздел? – начал было возмущаться мужчина, испуганно оглядываясь по сторонам, будто ожидал увидеть барана, жующего джинсы, или ещё что пострашнее, но замолчал, когда губы ками почти что ткнувшись в его губы, выдохнули единственное:
- Я…
От сиренево-золотого взгляда стало сразу жарко и холодно.
- А, ну тогда… - Леон прикрыл глаза, и коротко подался вперёд, покрывая мизерное расстояние, что разделяло их губы…

***

- Странно…
Светловолосый мужчина лежал на спине, обессилено раскинувшись и задумчиво поглаживал тонкое и нежное плечо, прижавшегося к нему черноволосого ками.
- Тебя что-то беспокоит, Леон? – сонно пробормотал Ди, удобнее пристраивая голову на крепкой груди своего дорогого детектива, и натягивая покрывало на обоих.
Столько времени прошло с тех пор, как Леон Оркот пришёл в себя в этом жутком магазинчике, не помня событий того вечера?.. Они оба уже не считали. Да и зачем?
- Я как будто…не старею что ли? – не сразу ответил мужчина, смотря в потолок, туда, где замысловатыми узорами таяли змейки дыма. Deja vu…
- И не постареешь, никогда… - прозвучал в ответ потеплевший голос.
- Это не всё, - рассеянный взгляд синих глаз застыл на чёрном затылке, а потом зрачки расширились, когда Ди поднял лицо, и заглянул в его глаза.
Золотые глаза смотрят прямо в его. Сверху-вниз. Холодно. Пьяно. Подчиняюще…
- Что с тобой? – удивился Граф, и тонкие брови привычно изогнулись.
- Н-ничего, просто…я тут подумал…
- Да?
Леон пожевал губу.
- Почему это я всегда сверху?..

@настроение: :alles:

@темы: Не в челлендж, Фанфик

Комментарии
2009-11-25 в 22:54 

I read dead people
Мда.

Я канонщик, и NC c дедулей меня выбила из колеи. Написано красиво, изящно, со вкусом, здесь я просто не могу придраться, но вот пейринг... Разве Леон не узнал бы своего Ди так близко? Лбюоффь такая штука, не думаю, что он бы долго обманывался.
Но, кто знает. :)

P.S. младший Ди сверху- это крэк XD. Но, интересно...
P.P.S. мне очень нравится Ваша подпись. Ага :).

2009-11-25 в 23:28 

Someone_Wicked
Press any key to continue or any other key to exit
Присоединяюсь к уже высказанному мнению: написано замечательно! И будучи тоже канонщиком, пребываю в тихом охреневании от такого пейринга... вот только гложет меня одна блуждающая мысля: а почему у меня такое ощущение, что это был как бы и не пейринг в полном смысле этого слова... а просто Леона объезжали, как норовистую лошадь - перед тем как передать новому, хм, владельцу? :evil: Собственно, на эту мысль меня навела самая последняя фраза... :shuffle: Автор, признавайся, я угадала или я угадала? :gigi:

2009-11-25 в 23:53 

Liberté, égalité, fraternité, homosexualité...
Счастливое число Слевина спасибо))))
простите, работала на заказ и с фразы "хочу НЦу с СофОЙ))
Я тоже канонщик, и родное-любимое Леон/Ди никуда не денется)
Это был эксперимент...

Разве Леон не узнал бы своего Ди так близко?
он и узнал, только не сразу)) Не узнал же Папу Ди когда тот в парике был. И это при свете дня ;)

младший Ди сверху- это крэк XD. Но, интересно...
ну и такое бывает)) целых ДВА фика встречала))

мне очень нравится Ваша подпись. Ага
это которая? "Дип...ввод"?


Someone_Wicked написано замечательно
спасибо))))) Я сама в шоке, и Леона жалко, но блин! Не всё ж ему сверху быть))

не пейринг в полном смысле этого слова... а просто Леона объезжали, как норовистую лошадь - перед тем как передать новому, хм, владельцу
пейринг антиквариатный :gigi:
именно так! Он просто напомнил Ди-первому Алекса, за что и был...гхем...объезжен)) И обессмертен! В плюс дикому нраву дедули ;)

2009-11-26 в 00:35 

Someone_Wicked
Press any key to continue or any other key to exit
Ville Wonka
именно так! Он просто напомнил Ди-первому Алекса, за что и был...гхем...объезжен)) И обессмертен! В плюс дикому нраву дедули
*Радостно прыгая* Я угадала, я угадала! :) Теперь, когда я вижу, что не ошиблась в своих предположениях, фик мне нравится еще больше. (Я вообще твои фики очень люблю.) Еще чуть-чуть поперечитывать - и это у меня будет самый любимый из написанных тобой фиков. "Сюрприз" с подменой Ди №3 на Ди №1 получился отменный! :up:

Да уж, бедный Леон. Ну подумаешь, объездили... :evil: дедуля же, наверное, о внучке заботился. Ну, и о себе тоже не забыл... приятное с полезным, так сказать. :gigi:

2009-11-26 в 00:38 

Визгунчик
Ищи, найди, не отпускай.
Ё-моё, вот не посмотрела на теги, (сама виновата) получила небольшую моральную травму)))
Ысключительно от неожиданности:lol2:

2009-11-26 в 00:40 

Хахахаха, это было ржачно.Спасибо

2009-11-26 в 00:41 

Хахахаха, это было ржачно.Спасибо

2009-11-26 в 01:42 

Liberté, égalité, fraternité, homosexualité...
Someone_Wicked огромное спасибо)) очень приятно *_______*
а я специально в шапке не уточнила какой из Ди :shy:

Визгунчик прошу прощения))) обязуюсь возместить как-нибудь стандартным пейрингом ;)

Gourmand всегда пожалуйста)

2009-11-26 в 22:43 

I read dead people
это которая? "Дип...ввод"?
Ога.

Третья книга самая зачотная... Хотя я их путаю. ^^'

2009-11-26 в 22:59 

Liberté, égalité, fraternité, homosexualité...
Счастливое число Слевина а мне вторая нравится) Где про "тёмного хакера")
*чтоб не флудить сейчас в личку напишу*

2009-11-26 в 23:22 

Атене
Кто хочет, тот ищет способ, кто не хочет - причину.
Под впечатлением:white:

2009-11-26 в 23:27 

Liberté, égalité, fraternité, homosexualité...
Атене гран мерси :shy:

2009-11-28 в 14:51 

there are no rules of architecture for a castle in the clouds
Обожаю это фик)))))))))

2009-11-28 в 15:07 

Liberté, égalité, fraternité, homosexualité...
Der Winter ну, если б не твои пинки, его бы и не было :)
давай, начинай на следущий пинать ;)

2009-11-29 в 04:12 

Tomoe-chan
Нота чистого разума в ворохе птичьих перьев (с)
вау!!!Фик просто обалденный!!!

2009-11-29 в 13:36 

Liberté, égalité, fraternité, homosexualité...
Tomoe-chan *cмущаиццо* спасибо)))

2009-12-19 в 01:16 

Что-то не нравишься ты мне, прокляну я тебя (с)
Софу - вселенское зло *))) :heart:

2009-12-19 в 15:48 

Liberté, égalité, fraternité, homosexualité...
Grey_Fenix да, он такой :)

2010-03-08 в 13:00 

Художника обидеть может каждый... и каждый может получить мольбертом по хребту (с)
Даешь неканон!:hlop:

2010-03-08 в 22:42 

Liberté, égalité, fraternité, homosexualité...
2010-03-09 в 14:09 

Художника обидеть может каждый... и каждый может получить мольбертом по хребту (с)
Ville Wonka? это вам спасибо за доставленное удовлетворение удовольствие!

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

PSOH~drabbles

главная