16:13 

Не в челлендж

I was, и ныне там.
Название: Решение (Decision)
Автор: Telanu
Переводчик: Eide
Бета: loky_13
Фандом: Pet Shop of Horrors
Рейтинг: NC-17
Пейринг: Леон/Ди
Жанр: PWP, AU
Разрешение автора: получено
Предупреждение переводчика: Это ПВП. Кроме того, Ди здесь гермафродит. И секс с ним занимает процентов 85 от всего объема фика a-D То есть, не стоит ждать особого сюжета, здесь его просто нет a)


Леон шел на мировой рекорд в соревновании «кто дольше удержит карандаш на кончике носа».

К этому времени он уже продержался полторы минуты. Правда, оставался неизвестным рекорд действующий. Леон подумал, что неплохо было бы его узнать, прежде чем затевать соревнование. Может, попросить Джил проверить? С другой стороны, если он откроет рот или вообще сдвинется с места, карандаш наверняка свалится.

Решили промолчать, детектив? Он будто услышал негромкий голос Ди. Как непривычно!
Карандаш чуть не упал, но Леон вовремя удержал голову на месте. Он был сосредоточен. Он думал о карандаше. И ни о чем другом. Только о карандаше. Без вариантов. Не об отчетах, которые следовало составить. Не о громких голосах, доносившихся из комнаты отдыха. И определенно, определенно не о Ди. Вселенная сузилась до размера карандаша. Он больше ни о чем не думал.

Поскольку чувствовал, что вот-вот примет важное решение, и ненавидел это ощущение.

Леон очень во многом лгал самому себе. И иногда это признавал. Кое-какая фигня ему в себе не нравилась, о другой фигне он старался не думать, и большую часть времени даже не сознавал, что старается о ней не думать. Но иногда он был так сосредоточен на том, чтобы не думать о всякой фигне, что не мог не думать о том, что старается не думать об этой фигне. Вот… прямо, как сейчас. К черту карандаш.

Иногда обстоятельства сбивали его с толку. А кого нет? Иногда он не знал, чего хочет, иногда не мог принять решения, но не слишком себя за это пилил, потому что, черт возьми, был обычным человеком. Но тогда как некоторые люди оставались в таком нерешительном настроении всю жизнь, у Леона оно быстро проходило. Какой-то частью сознания он постоянно анализировал, искал выходы, пути, связывал факты друг с другом. Он терпеть не мог неопределенности. Даже в собственной голове.

Так что несмотря на все усилия, Леон начал понимать, что в конце концов придется принять кое-какое решение. Правда, вместо этого напряженно старался сосредоточиться на карандаше.

Он подумает об этом завтра. Как цыпочка в пышном платье из того длинного фильма. Как там он назывался? Наверное, о фильме думать было безопаснее. Господи, как он ненавидел это кино. Слишком длинное. Недостаточно драк. Хотя он и припоминал какую-то сцену с горящим городом. Та часть фильма была довольно клёвой.

А вот Ди из того кино наверняка понравились бы самые глупые моменты. И женские тряпки.

Карандаш пошатнулся.

Все в порядке. Все под контролем. Он - властелин карандашной вселенной. Он полностью управлял…
- Леон! Пожалуйста, пожалуйста, скажи, что отчет по делу Келлермана у тебя!

Срань Господня.

Карандаш упал на пол, когда Леон дернулся на стуле. Джил. Чего и следовало ожидать. Она процокала каблучками к его каморке и нахмурилась.

- С твоего носа только что свалился карандаш?

- Может и так, - пробормотал он.

- Вижу, ты очень занятой человек, - объявила она, - так что не буду тебя надолго задерживать, скажу лишь, что если у тебя есть время на то, чтобы удерживать карандаш на носу, но нет – на отчет по делу Келлермана, я съем твои яйца на завтрак.

- Жуй их нежно, - сказал Леон. Но отчет был готов. Естественно. Поскольку он работал над писаниной всю ночь, пытаясь Не Думать о Всякой Фигне, пока не понял, что отчет не выполняет свою отвлекающую функцию, и не переключился на карандашный метод.

Джил, казалось, была поражена. Сильнее, чем следует, недовольно отметил Леон. А потом радостно сказала:

- Я передумала. Они не в моем вкусе. С каких это пор ты стал мистером Продуктивность? Сейчас не слишком-то его напоминаешь.

Леон пожал плечами.

- Я его ночью закончил.

Джил нахмурилась.

- Когда я уходила ты все еще тут торчал. До скольки ты сидел?

- Точно не знаю, вроде до трех.

- Леон! – глаза Джил слегка расширились от удивления, и тут же хитро улыбнулись. – Только не говори, что магазинчик был все еще открыт.

- Понятия не имею, - равнодушно ответил Леон, - поскольку не проверял.

Джил подняла брови.

- Обидчивый. Ты его избегаешь? Вы снова поссорились?

- Джил, - быстро встрял Леон, - ты не голодная? Потому что я очень хочу есть…

- И очень неудачно меняешь тему. Но все же это была хорошая попытка, не так ли, леди и джентльмены? Делись, Леон. Знаешь, ты должен поостеречься, - она проигнорировала его нахмуренные брови и погладила по плечу. – В Чайнатауне ходит слух, что к графу в последнее время стал очень часто наведываться какой-то молодой и симпатичный мойщик окон. За «советом» по поводу «зверушки». Ты бы последил за своей территорией…

- Прекращай это! – прорычал Леон, прежде чем сбросить руку с плеча. Мойщик окон. Скорее всего, тот прыщавый юный идиот, который не отрывал от Леона взгляда во время его последнего визита в магазинчик, и который ничего не имеет общего с…

… не думать… не думать…

- Я просто передаю слухи, вот и все, - подмигнула Джил. И рассмеялась. – Брось, Леон. Я просто пошутила. Но ты уже долгое время ничего не говоришь о графе. Мне любопытно.

Леон уставился в потолок, мечтая о карандаше, на котором можно сосредоточиться и отвлечься.

- Леон?

Потому что его разум сам собой уже пришел к определенному решению.

- Эй? Леон?

В какой-то момент из последних пяти минут или даже нескольких дней, и вообще, черт возьми, кто знает, сколько времени оно уже назревало…

- Леон! С тобой все в порядке?

Леон поднялся и сдернул куртку со спинки стула.

- Я сегодня торчал здесь допоздна, – объявил он. - Так что, думаю, официально моя смена закончилась. Мне пора идти. Спасибо, бля, большое, Джил.

- Что? – она приоткрыла рот от удивления. – Леон, куда ты собрался? Что я такого сделала? Что с тобой?

Леон поднял с пола карандаш и сломал его пополам.

- Я принял решение, будь оно проклято, - сказал он кисло. - Вот и все.

И вылетел из участка, оставив Джил ошарашено глядеть вслед.

***

Одеяние Ди напоминало женское платье даже больше чем обычно, если такое вообще было возможно. Оно состояло из настоящей женской юбки, стянутой спереди пышным бантом, повязанным, казалось, в пять миллионов слоев. И никаких высоких воротничков. Видать, что-то японское. Боже правый.

- Как, черт возьми, ты ухитряешься влезать и вылезать из этих штук? – требовательно спросил Леон, ввалившись в магазинчик и крепко сжимая очередную коробку.

Ди – какой сюрприз – деловито готовил чай. Его грациозные руки легко притрагивались к изящным китайским чашечкам, будто скользили по поверхности пруда в поисках экзотической золотой рыбки.

- Детектив, - прошелестел он с короткой улыбкой, которая будто осветила лицо, - вы как раз вовремя. И как я влезаю и вылезаю из чего?

- Из твоих платьев.

- Моих… - глаза Ди на секунду расширились, и тут же его лицо приняло обычное выражение прохладной вежливости, будто и не менялось никогда. Но Леон-то знал, что эта вежливая маска иногда сползает. – Я действительно уже устал вам объяснять, детектив, что мои одежды – не платья…

Услышав в голосе графа нотки ледяной угрозы, Леон быстро вытащил на свет свою коробку, и глаза Ди вновь расширились. Миссия выполнена.

- Вы принесли мне подарок! – воскликнул Ди голосом, который тут же из ворчливого превратился в воркующий.

- Ну, ага, - ответил Леон, небрежно пожав плечами. Будь естественным. Будь естественным.

- Детектив, вам абсолютно не следовало… - тон Ди ясно давал понять: следовало и почаще. Он быстро, но аккуратно сорвал с коробки простую коричневую обертку и тихо ахнул, взглянув на логотип фирмы. – О… детектив! – с придыханием прошептал он. Сердце Леона пропустило удар.

Недельное жалование спущено в канализацию. Но эти сладости считались самыми лучшими в округе.

- Они наполнены, ну, знаешь, разными начинками, - сказал Леон, почесав затылок. Наполнителями были ликеры. В некоторых конфетах даже шампанское. Леон не знал, вкусно это или нет, но продавец уверяла, что сладости очень хороши.

Ди, тихо и счастливо щебеча, сел за чайный столик. Леон закусил губу, обнаружив, что он устроился на диване, вместо своего стула с высокой спинкой, но, казалось, Ди не замечает, что ведет себя не так, как обычно. Он открыл коробочку и уставился на шоколадки в манжетах из гофрированной бумаги, потянулся к одной, другой, не в силах выбрать.

- Я просто думаю, что твоя одежда слишком сложная, вот и все, - сказал Леон, внимательно рассматривая Ди, пока тот отвлекся.

- Что? А, нет, - ответил Ди, рассеянно махнув рукой и продолжая жадно пожирать глазами содержимое коробочки, - нужно лишь развязать бант, и все распутается само собой. Ох, детектив, какой сложный выбор – я просто не знаю, с чего начать! – он с искренним расстройством закусил губу.

Леон присел рядом на диван. Это привлекло внимание Ди, который с удивлением обернулся. Оркот потер подбородок и притворился, что задумчиво рассматривает сладости, будто нет ничего странного в том, что он безо всякой причины сидит рядом с графом Ди. Леон даже проигнорировал сердитый писк Кью-чана.
- Хм, смотри, на обратной стороне крышки есть маленький план, - объявил он, - ага, вот, с ликером калуа (прим. пер. – кофейный ликер). Попробуй эту.

Большим и указательным пальцами он аккуратно вынул маленький трюфель и протянул его Ди.

Леону всегда казалось, что реакция Ди на сладости немного странная. Ну ладно, очень странная. Будто сахар вызывает в его организме некую химическую реакцию, которой не бывает у нормальных людей, подобно наркотику или чему-то в этом роде. И сейчас случилось то же самое. Зрачки Ди расширились, ноздри затрепетали и губы слегка приоткрылись, когда он дотронулся до лакомства. Будто загипнотизированный. Чтобы испытать его и подразнить немного, Леон отвел руку с шоколадкой, когда тонкие пальцы почти ее схватили. Ди моргнул и издал горлом слабый умоляющий звук, не отрывая взгляда от конфеты.

Леон глубоко вздохнул и коснулся шоколадкой губ Ди.

Глаза графа вновь расширились, но как только кончик языка задел трюфель, закрылись от блаженства. Мягко застонав, он куснул конфету. Леон заворожено смотрел, как маленькие белые зубки погружаются в темно-коричневый шоколад и тут же высовывается розовый – черт возьми – язычок, подхватывая капли ликера, которые медленно вытекают из надкусанной оболочки. Первый же кусочек, видимо, свел на нет все сопротивление, и в следующий момент Леон стал свидетелем, как Ди поглотил остатки шоколадки, пачкая кончики его, Леона, пальцев. Бледные щеки графа медленно покрылись нежным румянцем.

Следующий трюфель ждал наготове, прежде чем Ди пришел в себя, и Леон вновь зачарованно следил, как Ди ест, опять с руки, даже не пикнув в знак протеста. О, да. Этого он и ждал. И потом, когда Ди доел вторую конфету и начал издавать горлом просительные звуки, Леон провел пальцами, запачканными шоколадом, по его губам, и смотрел, как Ди, тихонько захныкав, мягким розовым язычком принялся слизывать сладость, пока не уничтожил все следы шоколада, добравшись до соленой кожи.

И тогда Леон его поцеловал.

@темы: переводы

Комментарии
2007-12-07 в 16:14 

I was, и ныне там.
Вобщем, это было нетрудно. Ди не слишком обращал внимание на окружающий мир, поскольку был занят слизыванием шоколада, будто боялся, что он испортится. Так что Леон склонился ближе, отвел руку, и когда граф потянулся за его пальцами, подставил вместо них губы. И поцеловал Ди.

Это было вкусно. Так офигенно вкусно – будто калуа и шоколад, и что-то еще, что-то под вкусом конфет, насыщенное, сладкое и холодное. И рот Ди был ужасно нежным, и пах он ужасно приятно, не навязчиво духами или благовониями, а чем-то похожим на… короче, на что-то очень приятное. Ди судорожно вздохнул, когда Леон его поцеловал, и издал слабый короткий стон, который чертовски заводил. И попытался высвободиться, но это не входило в правила игры, так что Леон обхватил талию графа обеими руками так крепко, как мог, и стиснул изо всех сил, прижимая к себе худенькое маленькое тело, стараясь поцеловать еще глубже.

Но потом Ди удалось отвернуть лицо.
- Де-де-детектив! – он задыхался, такой покрасневший и взволнованный, каким Леон еще его не видел. Взгляд немного дикий, на лице – ни следа привычной усмешки или той детской радости, какой он обычно расцветал при виде шоколада. Граф выглядел по-настоящему шокированным. Обеспокоенным. Леон, немного придя в себя, наконец заметил, что Кью-чан вьется вокруг его головы, пытаясь выдернуть клок волос.

Вот дерьмо. Не может быть... эти взгляды, улыбочки, кокетство, чаепития… не может быть, чтобы Леон все неправильно понял. Или может?

Леон почти запаниковал, уже прикидывая, как вылетит из магазина, в котором больше ноги его не будет, но, слегка двинув бедрами, прижался к Ди еще крепче, и обнаружил… о… О.

Вот оно. У Ди стояло. Может, не так сильно, как у Леона – под этим платьем трудно разобрать. Леон чувствовал, как сердце графа бьется рядом с его, часто-часто, как у кролика. И Ди отводил глаза. Так в чем, черт побери, проблема?!

- Что не так? – прохрипел он.

- Мы… вы.., - Ди тяжело сглотнул, все еще не глядя на Леона. Тот рискнул снять руку с талии графа и обхватил его бледный острый подбородок, заставляя поднять лицо и посмотреть в глаза. – Детектив!..

- Смотри на меня! – приказал Леон. Точнее, попытался, потому что лицо графа было прекрасно: румянец на щеках, припухшие губы, и вообще. Так что все, что Леон смог произнести, было: «Смотри», и вот они уже снова целуются. Ди был теплым и податливым в его руках, его рот приоткрылся под губами Леона, будто против воли. Он издал звук, похожий на стон или вздох, и Оркот решил, что ни за что не уйдет из магазинчика, пока не разденется и как следует не согрешит. Кью-чан истошно верещал над ухом, но Леон резко махнул рукой в воздухе, задев что-то мягкое и писклявое, которое отлетело с глухим стуком. Раздался еще один слабый, но очень сердитый писк, и наступила тишина.

- Кью-чан? – ахнул Ди в рот Леона. Тот пробормотал «С ним все нормально», отважился приоткрыть один глаз и увидел, что Кью-чан барахтается на полу с ошарашенным видом. Черт, этот проклятый летучий кролик несокрушим. А губы Ди были такими мягкими, они так дрожали, и, что самое странное, Леон не чувствовал на них вкуса помады. И размазанной она не выглядела. Неужели его губы на самом деле были такого яркого цвета? Это казалось фантастикой, но почему-то Леон не удивился – Ди был настолько совершенен, что не слишком трудно было представить, что какой-нибудь Создатель наградил его еще одной прелестной чертой. Леон обхватил нижнюю губу зубами, слегка сжал, почувствовал, как Ди выгнулся, ахнув, и принялся нежно посасывать. О, Боже. О, Боже. Так мягко и тепло, что ему захотелось скользнуть внутрь этого рта и дотронуться до языка, который только что облизывал его пальцы…

Я целую Ди. Я целую гребанного графа Ди. Боже мой.

2007-12-07 в 16:14 

I was, и ныне там.
Но к полному его разочарованию, гребанный граф Ди снова высвободился, прерывисто прошептав «Может быть, вы выслушаете меня?», и тон его не был похож на обычный. Казалось, он в истерике и слегка напуган.

- Не заставляй меня останавливаться, - выдохнул Леон, прежде чем смог себя прервать. Граф замер, и Леон вздрогнул, подумав, что действительно сказал глупость, особенно если она приведет к тому, что его сейчас выкинут под зад из магазина без объяснения причины. Но он хотел Ди, а Ди хотел его, так почему же они остановились на середине? Обязательно все усложнять? Чего, черт возьми, испугался Ди, - Ди, который никогда ничего не боялся? И уж точно, бля, не боялся Леона.

Граф явно был поражен просьбой, но, тем не менее, уперся ладонями в грудь Леона, сохраняя малюсенькое расстояние.

- Детектив, - сказал он, задыхаясь, - я не знаю, что на вас нашло, но все это немного неожиданно, вам не кажется?

И все?

- И что тут неожиданного? – требовательно спросил Леон. Ди уставился на него. Ну, окей, Леон мог понять, что именно сегодня все получилось немного внезапно. Он пришел в магазинчик и практически налетел на хозяина. Но Ди следовало принимать во внимание общую картину. – Ты… мы… я имею в виду, уже несколько месяцев! – Глубокого смысла в его словах не было, ну и ладно. Ди, казалось, читает его мозги как открытую книгу, почему бы ему и это не понять! – Ну слушай, чувак, не веди себя так, будто это для тебя стало гребанным сюрпризом…

- Язык, детектив, - автоматически предостерег Ди.

- Я тебе покажу - язык! – рявкнул Леон и наклонился, чтобы снова его поцеловать, но сумел лишь легко коснуться губ, прежде чем граф, мать его, вновь отвернулся.

- Вы запутались, - выдавил Ди, почти хрипя из-за нехватки дыхания. Леон обеспокоено вгляделся в его лицо, не мертвенно бледное, как в последний сочельник, а скорее, покрасневшее, словно от лихорадки. Леон знал, что означает этот румянец. И хотя Ди все еще упирался ладонями ему в грудь, в остальном его тело было слабым, теплым и покорным в руках Леона. Он этого хотел, самодовольный маленький ублюдок, так зачем же устраивал представление?

- Ди, - сказал Леон угрожающе, - хочешь сказать, что ты динамщик?

- Хочу сказать, что я… кто? – граф вскинул голову и уставился на него расширенными от гнева глазами, - простите, но кем вы меня назвали?

- Ди, - сказал Леон так терпеливо, как мог, учитывая обстоятельства и то, что терпение не было, черт побери, главным его достоинством. – Ты несколько месяцев со мной кокетничал. А сейчас мы сидим на диване, я пытаюсь сделать так, чтобы у нас все получилось, и знаю, что мы оба этого хотим. И не надо так уж напря… создавать сложности. Поэтому спрашиваю еще раз: ты согласен продолжать или собираешься и дальше кокетничать? И должен заметить, это будет довольно трусливо с твоей стороны.

- Трус… кокет… так, подождите-ка секундочку, детектив! – огрызнулся Ди. - Я пытаюсь понять, почему ситуация, которая двадцать четыре часа назад заставила бы вас выбежать из магазина с криками, сейчас…

- А сейчас – нет, - прошептал Леон и склонился, чтобы ласково поцеловать Ди в подбородок. Кожа его была мягкой, как лепесток. Почему к концу дня у Ди не вырастает щетина? Господи, боже мой. Поразительно. Поразительно… - За двадцать четыре часа многое может измениться, Ди. Я принял решение. А ты сможешь? - Леон слегка куснул нежную кожу и мягко поцеловал место укуса. Ди тихо застонал против воли, и Леон удивился, что может возбудиться еще больше лишь от этого стона. Ему было хорошо, так хорошо... – Хочешь, чтобы я решил за тебя?

По правде говоря, он мог понять смятение Ди. Они кружили вокруг друг друга так долго, что, казалось, никогда не прекратят. Но все, о чем теперь мечтал Леон – это сорвать с Ди изысканные наряды и стереть эту улыбочку с лица. Он проводил все совместные чаепития, сидя с полувозбужденным членом и злясь на всех и вся. Он пытался дрочить, думая о женщине, любой женщине, а мог представить лишь стройные бедра, закутанные в узорчатые шелка, длинные пальцы с невозможными ногтями, самый совершенный, прелестный ротик из всех виденных, и ничего из перечисленного, несмотря на видимость, не принадлежало женщине, черт, он вообще мог превратиться в гребанного импотента!.. Короче говоря, все это заставило понять, что пора прекращать ходить вокруг да около. Копы не могут себе позволить ходить вокруг да около. Коп, который не в силах принять решение быстро, – мертвый коп. Леон решился. Теперь дело за Ди.

А пока граф выгибался и вздыхал под ласками рта и рук Леона, который все еще целовал его шею и скользил ладонями вдоль боков, одновременно наслаждаясь ощущением гладкого шелка и ненавидя слои ткани, закрывающие тонкое тело. Он зарычал и поймал губами пульсирующую точку на шее Ди, сильно засосав кожу, чтобы оставить метку. Граф издал громкий испуганный стон, услышав который, Леон стиснул его бедра и вновь крепко прижал к себе. О, да. Ди определенно был возбужден.

- Ну, давай, - прошептал Леон в мягкую, теплую кожу, которая была даже нежнее шелка одежд, - давай, детка, я все сделаю. Ди, тебе будет хорошо, только позволь мне.

И откуда только это взялось? - поинтересовалась честная часть его сознания. У него никогда в жизни не было секса с парнями, и хотя граф был самым красивым из всех знакомых мужчин, все же он определенно был «им», если, конечно, доказательством могла служить выпуклость под шелковым одеянием. И то, что женщины на Леона никогда не жаловались – ну, по крайней мере, после школы, которая не считается, – не означало, что на этот раз у него все получится.

Леон приказал честной части сознания заткнуться нафиг, решив, что, судя по стонам Ди, пока все идет отлично. Он же знал, что нравится ему самому, так? И части тела у них были одинаковыми, так? Следовательно, не слишком-то трудно сообразить, что делать дальше. Каждый день подобное проделывают сотни парней. Леон даже когда-то арестовывал тех, кто вытворял такие вещи в публичных местах. Наверное, нужно положиться на интуицию или что-то в этом роде. Одной рукой он скользнул по груди графа, ухитрившись не вздрогнуть, не обнаружив бюст, на который инстинктивно ожидал наткнуться, и жестко провел ладонью по соску, твердому под шелковой тканью. Другой рукой он сграбастал попку Ди и притянул его бедра к своим. И бог ты мой, до чего ж сладкой была эта попка, сколько раз он пытался не пялиться на то, как она двигается под красивыми одеяниями. Он мог прихватить ее одной ладонью.

Тут руки Ди взлетели и с неожиданной силой сжали его плечи.

- Детектив! – взмолился граф полузадушенно, - вы… о, о… вы не… не понимаете… вы не… о боже мой… вы… не…

Господи Иисусе! Сколько еще придется уговаривать этого парня? Язык у Леона был подвешен не слишком хорошо. Он всегда считал, что о человеке надо судить по делам. И уже подумывал сказать что-то типа «Можем попробовать всего один раз и выкинуть из головы» - вдруг сработает, к тому же эта мысль и так крутилась в голове. Конечно, слегка попахивала притворством, но все равно успокаивала. Правда, что-то удержало Леона от того, чтобы ее озвучить. Наверное, потому что сейчас ему было по-настоящему хорошо, все казалось правильным, несмотря на болтовню Ди. Было бы не слишком умно заранее лишать себя этого в будущем – он уже чувствовал, что захочет большего. Если только Ди, наконец, придет в себя и… о.

О да, как раз то, что нужно. Рука Леона соскользнула с бедра Ди на его колени, ухитрилась будто случайно найти лазейку в складках юбки и пробралась внутрь. И, слава богу, на графе не было тех тонких маленьких штанишек, которые он иногда носил, - Леон почувствовал только теплую, невозможно гладкую кожу. И вот - он уже трогает ляжку Ди. Трогает. Ляжку. Ди. Она слегка подрагивала, Ди судорожно вздыхал, и, что самое странное, кожа здесь была немного… липче, чем ожидалось бы от парня. Если только Ди не был настолько возбужден, что уже истекал смазкой, а это не могло не льстить. И вообще, был только один способ проверить…

- Нет!

В следующее мгновение Леон обнаружил, что его руку решительно вытащили - тонкие изящные пальчики сжали запястье стальным захватом. Леон низко застонал и даже немного испугался - таким потерянным, ранимым и жалобным был его стон. Нет. Пожалуйста, Ди, не заставляй меня останавливаться, не сейчас, когда я уже почти дотронулся, когда уже чувствую запах, когда практически ощущаю на нёбе вкус этого… этого…

Лицо Ди было таким красным, каким Леон его еще не видел. Одежды в беспорядке. На шее определенно вырисовывался маленький синеватый засос. Леон зачарованно на него уставился. Это… вот это было настоящим, даже если все остальное казалось странным, не слишком хорошим сном.

- Вы… не… понимаете, - выдавил Ди таким тоном, будто разговаривал с маленьким туповатым ребенком, - детектив, хотите вы меня или нет, тем не менее вы к этому не готовы.

- Я готов, - хрипло возразил Леон. – Ди, я готов. Ты не… ты не хочешь? – это что, его голос? Как у восьмилетнего. Боже, как неудобно. Но по крайней мере, Ди отводил глаза, а это было равноценно признанию – уж коп умел распознавать симптомы вины. – Я готов. Я об этом думал, - ладно, не слишком много, но достаточно. – Я знаю, что ты парень. Это… ну, не совсем в моих привычках. Но не проблема, ведь я тебя хочу и мне плевать, кто ты есть, я просто не могу выбросить тебя из головы… над чем, черт возьми, ты ржешь?!

2007-12-07 в 16:15 

I was, и ныне там.
Потому что Ди смеялся. В нормальной ситуации – а теперешняя ситуация уж точно не была нормальной – Леон был бы очень, очень разозлен, если бы девушка начала ржать, когда он пытается соблазнить ее. Его. Неважно. Но этот смех не был нормальным, он даже не был похож на благовоспитанные смешки, которые издавал Ди, стоило Леону совершить какую-нибудь неловкость. Ниже, резче, с явной горечью. А потом Ди встретился с Леоном глазами, и тот был потрясен, увидев в них враждебность и презрение. И чуть не отпрянул, но на диване было не так много места.

- Вы знаете, что я мужчина? – спросил граф саркастично. - Вам плевать, кто я? О, мой дорогой детектив. Я знал, что люди бывают безрассудны, но вы, детектив Оркот, наконец, превзошли самого себя. Вы всегда с такой готовностью слепо бросаетесь навстречу неизвестности? Всегда выписываете себе карт-бланш на будущее? – Ди покачал головой. – Конечно, вы так и поступаете. Я другого и не ждал.

- О чем это ты говоришь? – требовательно спросил Леон, на сей раз скорее удивленно, чем раздраженно. Каким бы он не представлял этот вечер, подобного разговора в планах точно не было. И что, черт возьми, в его в словах было таким оскорбительным? – Ди… э-э… извини, что я подшутил над твоим пла… твоей одеждой. Мне она нравится. Честно, – добавил он искренне, когда Ди снова рассмеялся этим ужасным смехом. Может, надо было давно прекратить его дразнить, ведь Леону и правда нравилось, как все эти платья облегают гибкое тело. – Черт, ты бы мне даже в мешке из-под картошки нравился, но ты и сам знаешь, что офигенно сексуально смотришься, да? Несмотря ни на что. Просто… скажи в чем дело, а то я не понимаю. И я докажу, что ты неправ. Обещаю.

- Я не мужчина, - холодно сказал Ди.

Леон на миг замолк, чтобы переварить заявление.

- Не… мужчина? – повторил он через минуту, не уверенный, что правильно расслышал.

- Нет. И не женщина, детектив. Я и то и другое. Или ни то, ни другое – выбирайте сами… Хотя и предпочитаю ассоциировать себя с мужчиной по некоторым… личным соображениям. – Ди отвернулся, но Леон этого почти не заметил, потому что был слишком занят тем, чтобы решить, насколько его дурачат.

- Так значит… подожди… ты, - внезапно лицо Леона просветлело. – Ты транс, да? – Когда сердитое выражение лица Ди сменилось непонимающим, он объяснил: - транссексуал. Ну, знаешь, ты родился с телом одного пола, но, типа, пытаешься его изменить, делаешь хирургические операции, все такое. Ты это хочешь сказать?

- Я… хирургические операции? – несколько секунд Ди открывал и закрывал рот, как рыбка, выброшенная на берег. Хотя у Леона уже голова кружилась от разговора, он все-таки улучил время оценить эту картину. Граф, с которого слетела обычная невозмутимость – такое зрелище грех пропускать. Разноцветные глаза Ди сузились в две щелочки, сверкающие драгоценными камнями. – А даже если так, детектив? – требовательно спросил он. - Осмелюсь предположить, это сильно повлияет на ваши чувства, не так ли? Не только гомосексуалист, но еще и извращенец…

- Значит, так и есть? В этом проблема? – прямо спросил Леон.

- …и насколько это хуже… что? О. А, – Ди замолк на секунду, глядя на него с гневом и досадой. – Ну… нет.

- Ты не менял пол. Сознательно, с врачами и тому подобным.

- Нет.

- Тогда какого черта ты говоришь, что ты и то и другое? Слушай, это может быть правдой только в одном случае. Ты что, надышался своими благовониями или чем-то в таком роде? Я знал, что все это дерьмо принесет неприятности…

- С благовониями в моем магазине все в порядке, - процедил Ди, скрипя зубами. – Но так случилось, детектив, что я - то самое явление, в которое вы отказывались верить при посещении лаборатории мистера Йорди. Я - то самое чудо медицины, которое вы провозгласили несуществующим. И я всегда был таким, так же как некоторые члены моей семьи и, позвольте отметить, прежде чем вы опять выбежите с криками за дверь, вы настоящий идиот, что упустили такую возможность. Хотя подобный опыт вы, с вашей узостью взглядов, вряд ли в состоянии оценить, но… что это вы делаете, детектив?!

Леон вырвал руку из ослабевшего захвата и с гораздо большей осторожностью и деликатностью, чем раньше, тронул пальцами колени Ди, перебирая мягкие складки одеяния.

- Если ты не собираешься рассказывать, - пробормотал он, - почему бы мне самому не посмотреть.

Не может быть, чтобы Ди имел в виду то, что Леон думал, он имеет в виду. Такой особенности, как гермафродитизм, у людей не существовало. Правда? Леон был точно уверен, что где-то читал – подобное встречается только у некоторых видов животных. Так Ди хочет сказать, что умеет менять пол естественным образом? Это… это невозможно (тем временем рука Леона пробралась обратно в одежды Ди и поглаживала его по колену). Но что еще могли означать его слова?..

Ди замер в объятиях Леона. Его протесты умерли от выражения мрачной решимости на лице детектива. Какой-то частью сознания Оркот понимал, что данная сцена соблазнения не была обычной, но был слишком сосредоточен на цели, чтобы волноваться по этому поводу. Он глубоко вздохнул и постарался не пугаться. Как правило, страх и секс несовместимы. И хотя дразнить Ди было приятно, он не хотел, чтобы граф боялся.

Сначала он почувствовал тепло и легкую испарину. Очевидно, Ди не лгал насчет этой части – на ощупь горячая гладкая кожи была знакома Леону по его предыдущему опыту общения с женщинами. Не желая пугать его (или себя), Леон некоторое время просто поглаживал ляжки Ди, щекотал их кончиками пальцев, второй рукой успокаивающе водя по его спине. Граф выглядел немного контуженным, будто не ожидал, что Леон так себя поведет.

Но Леон не боялся своего желания. Больше нет.

Затем, после нескольких минут осторожных ласк, пока Ди невольно дрожал в его объятиях, Леон позволил своей руке скользнуть глубже в складки юбки, скрыться там по локоть. Кончики пальцев задели нечто очень знакомое, чего, тем не менее, он никогда не касался у другого мужчины: кончик члена – упругую, округлую головку, которая слегка дрогнула под его нежным прикосновением. Дыхание Ди прервалось, ресницы затрепетали. Леон моргнул, закусил губу и попытался не чувствовать себя глупо. Он ведь этого и ожидал, так? Член опал – видимо, повлиял их спор, – но немного работы, и Леон сможет это исправить, нет проблем. Они оба молоды. Это не займет много…

Постойте-ка. Позади нащупывалось… что-то.

2007-12-07 в 16:15 

I was, и ныне там.
Что-то влажное. Леон глубоко вздохнул и убрал руку с привычной-но-незнакомой территории, провел пальцами под членом, под мягкой (Господи боже – безволосой?) мошонкой, чтобы обнаружить… мокрое. Теплое. Очень мокрое и теплое. Этот признак возбуждения не исчез. С низким стоном, полным недоверия и чистого, горячего желания, Леон осторожно двинул пальцами дальше, не веря, что действительно трогает такое, отчаянно мечтая сорвать с Ди одежду и увидеть своими глазами. Нежные-нежные губки раскрылись под его прикосновением, пальцы прошлись по горячей влаге, кончиками дотронувшись до теплого податливого маленького клитора, скользнув вверх и внутрь…

Тело Ди согнулось пополам, и он низко, потрясенно застонал. Леон, который до этого не отрывал зачарованного взгляда от бедер графа, быстро перевел взгляд на его лицо - рот Ди был приоткрыт, сам он задыхался, уставившись на Леона так, будто не верил глазам. Леон же не верил пальцам. Вот что имел в виду Ди под «и тем и другим»… он и правда был… как такое вообще возможно?..

Но маленькая, предательская часть его сознания не была шокирована. Она прыгала от восторга. Оказывается, Ди не стопроцентный мужчина! Значит, он, Леон – не стопроцентный гей, это же отлично? Возможно, он просто повелся на эти, как их,.. женские феромоны Ди. Наверное, так. И бля, бля, его все еще возбуждало, как граф выгибается и низко, надрывно стонет, пока он ласкает его, стараясь быть осторожным, хотя все тело дрожит и требует большего. Джинсы стали такими тесными, что причиняли боль.

- Вот дерьмо, - пробормотал Леон. Ничего подобного он не встречал. Не существовало никого, похожего на Ди, лежащего теперь в его объятиях. В его объятиях. Не чьих-нибудь еще. Не каких-то мойщиков окон, не великосветских пижонов, не психованных поваров-каннибалов - его.

- Ви… видите, - задыхаясь, прошептал Ди, в кое-то веки не прокомментировав грубость Леона; по лбу его скатилась капелька пота, - видите, вы не можете… - Леон вытащил из Ди влажный палец и вновь принялся поглаживать его ляжку, другой рукой скользнув в запах его наряда в поисках соска. Найдя, Леон слегка его ущипнул, заставив графа вскрикнуть и продолжить: - Очевидно! Видите, вы не… вы не можете это принять…

- Я должен тебя увидеть, Ди, - простонал Леон, наклонив голову и вновь с силой сжав губами кожу на выгнутой шее Ди. – Господи, я должен. А потом мне нужно тебя трахнуть. Не говори «нет». Ты ведь можешь это делать? Я имею в виду… - по правде сказать, там, внизу было теснее, чем у большинства женщин. – Ты способен?

- Я… о… я, - Леон скользнул средним пальцев обратно внутрь Ди, так глубоко, как мог, слегка его согнул, нащупывая одну маленькую, неровную зону. И потер. – Да, - выдохнул Ди, прежде чем смог себя остановить, его голова упала на плечо Леона. – О… де… детектив… о…

- Думаю, ты можешь называть меня Леон, - прошептал тот в его шею, продолжая двигать пальцами. Кожа Ди была не только мягкой, но и удивительно теплой. Граф всегда выглядел таким… ну, таким холодным, если не ледяным, скорее как кукла или манекен, а не живой человек, слишком совершенным и уравновешенным, чтобы быть настоящим. Изумительно и потрясающе обнаружить, что собираешься трахнуть реального человека, а не какую-нибудь статую эпохи Мин.

– Господи Иисусе, - простонал Леон, - я чувствую твой запах, Ди. – Вокруг них все пропахло сексом, теплым, густым ароматом, который, казалось, можно ощутить нёбом. – Ты так хорошо пахнешь… такой мокрый… разреши мне снять с тебя эту штуку, разреши рассмотреть тебя, попробовать тебя. – Может, все пройдет не так плохо, как он боялся. В конце концов, с этой частью тела он точно знал, что нужно делать.

- Вы не… не испытываете отвращение? – слабо спросил Ди, и его бедра дернулись, когда Оркот вновь согнул палец. – Леон!

В следующее мгновение Леон повалил его на диван. И, прежде чем Ди успел протестующе пискнуть, склонился к его коленям и зарылся лицом в складки юбки, прижимаясь носом к твердеющему члену, глубоко вдыхая невероятный запах. Граф больше не пах благовониями или даже тем «очень приятным» ароматом, который Леон почувствовал ранее: там, внизу, он пах сексом, и рот Леона наполнился слюной. Он быстро терся щекой, слушая, как прерывистое дыхание Ди становится все более судорожным, потом приоткрыл рот и дохнул на выпуклость под шелком одежд.

Ди вскрикнул и откинулся головой на диван, подставив бледную шею тусклому свету ламп магазина. Его ногти беспомощно скребли по дорогой обивке, оставляя глубокие царапины.

Леон который с энтузиазмом тискал и поглаживал задницу Ди, вытащил из-под него руки и дернул за огромный бант.

- Ты говорил, что эта штуковина сама распахнется, стоит только потянуть? – выдохнул он. Было бы мило. Как подарок. Поздравляю с днем не-рождения, Оркот.

- А? – глаза Ди немного косили, и ему понадобилось несколько секунд, чтобы сфокусировать взгляд на Леоне, который разлегся между его колен и нетерпеливо смотрел снизу-вверх. – Да… да, но не здесь…

- Почему нет? – простонал Леон, отпустил бант и скользнул вверх, прижав Ди к дивану и принявшись целовать, снова и снова поглаживая острый сосок под одеждой. – Магазин закрыт, а диван – большой. – Он отодвинулся немного, переводя дыхание, и уставился в затуманенные, с расширенными зрачками, глаза Ди. Тот покраснел и тяжело дышал, но даже сейчас грациозно возлежал на диване, откинув голову на подлокотник. Живописно спутанные волосы и засосы на шее и подбородке довершали картину. Леон сжал его колено. Сам он был возбужден почти до боли. – Просто разреши мне… я хочу попробовать тебя, Ди. Ты любишь... когда лижут там? Держу пари, тебе понравится. Я так смогу приласкать тебя языком, что имя свое забудешь. – Леон снова поцеловал Ди и, наклонившись, хрипло пробормотал на ухо: - Позволь мне попробовать, детка, только позволь.

Ди что-то прохныкал на китайском, действительно прохныкал, часто трепеща ресницами и дыша со всхлипами. Казалось, на связную речь он больше не способен.

- Дай мне попробовать, - повторил Леон, сполз с дивана на колени и повернул графа к себе. Может, Ди просто нужно немного подтолкнуть. Оркот скользнул между его ног и раздвинул складки юбки, уставившись на то, что было скрыто под ними.

О, Боже.

Невероятно. Член Ди, по виду - совершенно обычный, если спросить Леона, - теплый и напряженный, касался восхитительного безволосого фарфорового бедра. Оказалось, что у Ди нет волос даже там, где должны быть у любого нормального парня. Волшебно. Фантастично. А взгляд Леона уже прикипел к блестящему отверстию под довольно маленькой мошонкой, мягкому, влажному, открытому взору. Оркот еще не был готов иметь дело с мужскими частями тела, но, черт возьми, точно знал, что хочет сделать с женской. Из такого положения аромат Ди казался более чем возбуждающим – непреодолимо соблазнительным, и, больше не медля ни секунды, Леон подсунул руки под задницу Ди, приподнял его бедра на удобную высоту и склонился к паху.

Ди что-то воскликнул на китайском, но Леон слишком увлекся процессом и не расслышал. Кончиком языка он осторожно лизнул нежные губки, убеждая раскрыться и привыкая к вкусу, похожему и не похожему на женский. Он был слаще привычного – ну, неудивительно – но под сладостью чувствовался знакомый привкус секса, который сводил с ума. Для пробы Леон легко прикусил одну из внешних губок, удержал ее в зубах и скользнул языком глубже в мягкие складки. Ди снова пискнул, и Оркот прикрыл глаза, принимаясь за другую губку. Ему так это нравилось. Он всегда любил доставлять удовольствие партнершам таким способом – их запах и вкус, мягкость и нежность того, что он касался языком, требовали большей заботы, чем он обычно проявлял. А Ди беспокойно двигал бедрами, уже не вскрикивая, а тихо постанывая и всхлипывая.

- Леон… - наконец выдавил он, - Леон, п-пожалуйста…

Ди его умолял? Оркот подумал, что лучше и быть не может. В жизни ничего его так не радовало. Леон решил проверить, сколько еще просьб сможет вытащить из графа.

- «Пожалуйста» - что? – шепнул, коснувшись дыханием тонкой кожи и заставив Ди выгнуться еще больше. – Что тебе нравится больше всего? – он прижался кончиком носа к крошечному клитору, и граф судорожно вздохнул. Быстро лизнул – и добился вопля. – Скажи, как тебя поласкать?

2007-12-07 в 16:16 

I was, и ныне там.
- Я не… я… я… - прошептал Ди прерывисто, слабо, беспомощно. Леон поднял голову и увидел, что граф лежит, уронив голову на диван, зажмурившись и приоткрыв рот. Нежный румянец поднимался от груди, белеющей в распахнутой одежде, к шее и бледному лицу. Ди дрожал. Самая офигительная картина, какую Леон видел в жизни. Правда, Ди, судя по всему, был не в состоянии отвечать. А Леон немного устал держать его на весу.

- Ну ладно, - пробормотал он, - поглядим, как тебе понравится вот это… - и он медленно, долго провел языком от отверстия до клитора, стараясь коснуться как можно больше теплой, нежной плоти. Ди застонал, и стонал все громче, а когда Леон, наконец, дотронулся до крошечного, напряженного кончика и принялся быстро лизать его, издал вопль, которому и банши бы позавидовала. Ноги графа подрагивали. На глазах Леона он поднял руку, отчаянно взъерошил свои темные и без того взлохмаченные волосы, потом опустил ладонь, поглаживая – Господи Иисусе – лаская грудь, дотрагиваясь до одного из маленьких сосков…

Леон цветисто выругался и беспощадно впился губами в клитор, с силой втянув его в рот. Тут же, шире раздвинув ноги Ди, он сунул в него два пальца, согнув так, чтобы вновь коснуться того шероховатого местечка, и вот оно, наконец: Ди выгнулся – Леон даже испугался, что он себе спину сломает – и вскрикнул «О… о… О!»

Леон на мгновение даже подивился, как сильно граф удивлен и шокирован собственным удовольствием. Но тут же отвлекся на то, чтобы вытащить пальцы, стянуть футболку, расстегнуть молнию и достать член. Он больше не мог ждать, не мог ни секундой дольше терпеть почти болезненное возбуждение. Он сделал это. Заставил Ди кончить. Ди. Ну, наполовину кончить – у графа все еще стоял – но крики до сих пор звенели в ушах Оркота, и тому, черт возьми, просто необходимо было трахнуться. Все будто происходило во сне… Ди распростерся на диване перед Леоном, задыхающийся и полуобнаженный, ни капли не похожий на совершенного, сдержанного владельца магазинчика. Словно подарок. А Леон никогда не отказывался от подарков.

Он склонился и жестко поцеловал Ди в задыхающийся приоткрытый рот. Губы графа были такими мягкими, такими мягкими… «Совершенство, - пробормотал Леон, касаясь их дыханием, - настоящее совершенство». Ди снова хныкнул, и член Оркота дернулся.

- О, Боже. Держись, Ди… Просто держись крепче. – И без дальнейших предупреждений он толкнулся, застонав в плечо графа, изо всех сил пытаясь не кончить тут же от влажной, горячей тесноты, обнявшей член. В Ди было мокро после оргазма и невероятно гладко, и член легко скользнул внутрь. О Боже, он внутри Ди. Там, где мечтал быть так долго, гораздо дольше, чем признавался себе сам. Граф больше не был загадкой для Леона. Больше никакие секреты не имели значения. Оркот едва обратил внимание на то, что Ди замер, что тонкие пальцы крепко вцепились в его плечи, что граф на секунду задержал дыхание, а потом задышал прерывисто. Это все не имело значения, потому что все тело Леона пылало.

Он и правда словно горел. Странно, дико было двигаться вперед, войти по самые яйца, и при этом чувствовать животом чужой горячий и твердый член.

- О, Ди, - пробормотал он, целуя мягкие темные волосы. - О, Боже, Ди. Вот. Вот мы и здесь. О. Ты… в порядке?

Ди под ним судорожно вздохнул и прошептал:

- Д-да.

Леон замер, побоявшись кончить от малейшего движения. Сделал глубокий вдох, стараясь думать о криминальной статистике, склонил голову и снова поцеловал волосы графа, ласково поглаживая его щеку.

- Ты такой классный…

- Классный? – переспросил Ди слабым голосом.

- Да. Классный. Самый лучший. – И тут Леон понял, что лежащий под ним граф кажется… маленьким. Маленьким, тоненьким и хрупким. Господи Иисусе, да он почти впечатал его в диван. Может, Ди хотел бы подвинуться, а Леон просто пер напролом и… вот дерьмо. Графу не могло быть удобно на диване так, как было бы на кровати. Отличное начало, Оркот.

2007-12-07 в 16:17 

I was, и ныне там.
Несколько глубоких вдохов, и Леон был готов действовать. Ему не хотелось бы все испортить, зайдя так далеко – он уже настолько подсел на запах, вкус и гладкость тела Ди, что, лишись он всего этого в будущем, оставалось бы только выброситься из окна. Но и выходить из теплого рая тоже не хотелось. Леон просто не думал, что сможет собрать достаточно силы воли.

- Обхвати меня ногами, детка, - хрипло выдохнул он на ухо Ди, надеясь, что хватит самоконтроля – и сил – чтобы все это выдержать. – Мы переберемся в более удобное место.

- Переберемся? – в тихом и дрожащем голосе графа слышалось что-то, никак не поддающееся идентификации. Какой-то частью сознания Леон понимал, что это не похоже на обычную реакцию Ди, но был слишком поглощен желанием завершить, наконец, начатое. – Что… куда?

Леон склонился к нему, чувствуя странную смесь раскаяния и желания, и нежно поцеловал в плечо, с которого сполз шелк. На краткий миг он задумался, какую картину увидит тот, кто может случайно забрести в магазинчик, и истово понадеялся, что никому такое в голову не придет, поскольку не помнил, запер ли дверь. Вид его самого, без футболки, глубоко вставившего член в полураздетого китайского гермафродита точно породил бы слухи, которые без сомнения разнеслись бы по Чайнатауну в считанные минуты. Даже секунды. И Ди, очевидно, не слишком-то хотел, чтобы о его… состоянии стало всем известно.

Неожиданно Леон понял, что и сам бы не хотел. Это было слишком личное. Рассказанное только ему, и точка. Никто больше не узнает секрет тела Ди – о скрытом, сладком совершенстве под невозмутимой внешностью. Никто.

- Где твоя спальня? – прошептал он, поглаживая волосы графа, опустив руку, чтобы приласкать точеное бедро. Еще один плюс спальни – они наконец-то смогут раздеться. Он уже примерно представлял, что находится под всеми этими тряпками, но хотел убедиться сам, увидеть фарфоровую фигурку, безупречную до невозможности.

- В-вниз по коридору, - выдавил Ди, - тре… ах, третья дверь справа… но как мы… - Леон наклонился и, подхватив одну из стройных ног Ди, заставил обнять себя за талию. При этом граф так приподнял бедра, что Леон скользнул еще глубже. – …о-о, - закончил Ди, уронив голову ему на плечо, - о… о… Боже…

- Прекращай так стонать, Ди, - пробормотал Леон сквозь стиснутые зубы, положив себе на талию вторую ногу графа, - или мы никогда с дивана не встанем. Давай, теперь… закинь руки мне на шею… держись… - После чего крепко подхватил любовника под задницу и осторожно поднялся вместе с ним. Ди оплелся вокруг него, как плющ.

Это не было и вполовину так сложно, как Леон ожидал. Ди был невероятно легким, даже для такого невысокого парня. Оркот даже подумал сдуру, что его косточки внутри полые, как у птицы. На мгновение они застыли, чуть пошатываясь. Леон шумно сглотнул, призывая на помощь выдержку, поскольку вся кровь от мозга теперь прилила к члену. Подумай о чем-нибудь отвратительном. Личинки. Червяки. Червяки… трупы. Черт, да думай ты хотя бы про тех кроликов-людоедов…

Ди трепетал в его объятиях и тихо вздыхал на ухо.

- Детектив? – пошептал он вопросительно.

Леон вздрогнул от тихого голоса.

- Я в порядке, - ответил он, - да зови ты меня Леоном, черт побери. Ладно, крепко держишься?

Ди издал низкий горловой звук и сильнее обхватил его руками и ногами – а потом сжал собой член Оркота.

- О, Господи! – Леон чуть не упал, но, пошатнувшись, устоял на ногах. – Ты, маленький… о, боже. Ты еще от меня получишь за это, Ди.

Он почувствовал, как задевая его шею губы графа изогнулись в улыбочку, а невозможно длинные ресницы мягко тронули кожу. Ублюдок что, усмехается там? В такой момент? Ну так и быть. Леон глубоко вздохнул, упрямо продолжая думать о кроликах, и побрел, пошатываясь, в сторону коридора. Видать, только такая вот ситуация могла заставить Ди пустить его, наконец, вглубь магазинчика.

Каждый шаг был форменной пыткой, поскольку так Леон двигался внутри Ди, одежды которого задевали его голую грудь, и чувствовал, что все тело горит как в лихорадке. Граф цеплялся за него изо всех сил, пытаясь усидеть неподвижно, будто боялся, что еще одно дразнящее движение – и оба полетят на пол. Сперва он молчал, только прерывисто дыша, но стоило только Леону выйти в коридор, слабо всхлипнул. Оркот тут же остановился.

- Это одобрительный или неодобрительный звук?

- Что? – слабо выдавил Ди. - О. Ах… о. Я… я в порядке. – И Леон почувствовал, как маленькие ровные зубки впились в его плечо, заглушая очередной всхлип.

- Ты уверен…

- Да… просто… - шокировано простонал Ди в его шею, - мне так… так приятно, когда вы двигаетесь, и я… - он дрожал и сжимался вокруг Леона, - о… я чувствую… мне надо… не могу…

- Бля, - выдохнул Леон и развернулся, впечатав Ди в стену, стараясь не споткнуться о цветок в горшке. – Ты там держись, Ди, я о тебе позабочусь… ах, Боже мой! – он присел и, резко поднявшись, толкнулся жестче внутрь графа, правда, в таком положении не смог войти слишком глубоко. Ди откинул голову назад, ударившись о стену, и тихо, тонко вскрикнул. Леон очень хотел сунуть руку между ними и потереть его клитор или даже член, но приходилось обеими руками поддерживать любовника. Наверное, все же надо постараться добраться до спальни. – Может… думаешь, у тебя получится?..

- Еще раз! – взвыл Ди, зажмурив глаза, скривившись, будто от сильной боли, - сделай так еще раз!

Ладно, нафиг спальню. Леон собрался с силами и толкнулся еще раз, Ди дернулся и конвульсивно сжался вокруг него, уткнулся лицом в плечо, чтобы заглушить крик, задев щеку мягкими шелковистыми волосами. Оркот чувствовал, как тело графа пульсирует внутри, как там тепло и влажно, как его член касается живота Леона. Ощущение было непривычным, но черт, эта штука, наверное, адски болела – самого Леона возбуждение практически сводило с ума – и было страшно интересно, каково это – кончить одним комплектом, тогда как другой разрывается от желания? И как можно решить эту проблему в такой позе?

- Леон, - жалобно и отчаянно простонал Ди, немного придя в себя, - Леон. Спальня.

Соберись, Оркот… последний рывок… С огромным усилием, Леон вновь выпрямился, оторвав Ди от стены и заставив повиснуть на себе, и, пошатываясь, направился по коридору, бормоча результаты спортивных матчей в спутанные волосы графа, твердо решив не кончать, пока оба не упадут на кровать. И он был уверен, что вряд ли сейчас сможет посчитать двери, чтобы найти нужную.

- Скажешь, которая.

- Э-эта…

Леон даже не оглянулся по сторонам, больше его не интересовали коридоры магазина, а просто ввалился в открытую дверь и увидел кровать. Слава Богу. Стараясь ничего себе не вывихнуть, он попятился, пока не наткнулся на матрас. И, наконец, сел, удерживая Ди на коленях и насадив его на себя еще глубже. Оба одновременно хрипло застонали. Граф все еще крепко обнимал его руками и ногами, спрятав лицо между шеей и плечом и щекоча кожу прерывистыми дыханием.

- Поцелуй меня, - попросил Леон, потершись носом о его щеку. Ди поднял голову, не открывая глаз, и поцеловал его глубоко, влажно, Оркоту было плевать на технику или изящество, только бы и дальше чувствовать нежный язычок. Он двигал бедрами, Ди хныкал ему в рот, и вдруг принялся ерзать на коленях, прижимаясь крепче и испытывая огромное удовольствие, судя по коротким горловым стонам. Внутри он был таким мокрым, скользким, нежным…

Эта поза навела Леона на мысль. Он осторожно подвинулся к центру кровати и улегся на постель, так что граф оказался сидящим верхом. Эта картина заставила Леона зажмуриться и собраться силами, чтобы не кончить: платье практически сползло с Ди – верх открывал точеные плечи, полы юбки разошлись над молочно-белыми бедрами, все одеяние удерживалось только ослабленным поясом. Один из крошечных розовых сосков обнажился. Волосы графа растрепались, губы припухли, а на безупречно белой коже шеи проступили пятна засосов. Но самым замечательным было выражение его лица – сидя на Леоне, предоставленный самому себе, теперь, когда его никуда не тащили и не дергали, Ди, похоже, не знал, что делать. В это мгновение он казался поразительно молодым. Леон часто гадал, сколько же Ди на самом деле, хотя и предполагал, что они приблизительно одного возраста.
Вообще-то сейчас не подходящее время для подобных вопросов.

Вместо этого он протянул руку и развязал бант, отчего одеяние графа полностью распахнулось, обнажив второй сосок и плоский живот. Ди испуганно ойкнул и застенчиво прикрылся бледной рукой, пытаясь снова одеться, несмотря на позу, в которой они с Леоном пребывали.

- Нет, - снова попросил Оркот, - нет, пожалуйста, сними это.

И тут, видимо, до Ди дошло, что теперь уже он управляет положением – впервые с того момента, как Леон вошел в магазин. Он медленно, по-кошачьи моргнул, и гримаска смятения на его лице сменилась знакомой, короткой улыбочкой… правда, менее уверенной, чем обычно. И издал низкий горловой звук, больше похожий на урчание. Оркот задержал дыхание, не в силах оторвать глаз от Ди. Не то, чтобы обычно это получалось, конечно…

Ди склонил голову, кинув на Леона застенчивый взгляд из-за завесы черных волос, и прочертил длинными наманикюренными ноготками линию вдоль распахнутого ворота платья. Осторожно сжал мускулы вокруг члена, и Оркоту пришлось крепко зажмуриться.

2007-12-07 в 16:17 

I was, и ныне там.
- Ди, - простонал он. Потом не выдержал, приоткрыл глаза – и как раз вовремя, потому что в этот момент Ди грациозно выгнулся, откинув голову, повел плечами, и шелковое одеяние буквально стекло с него. Леон тихо застонал от этой картины: он был прав, абсолютно прав – все тело Ди было белоснежным и безупречным. И теплым. И таким отзывчивым на ласки и поцелуи. Несмотря на изящное телосложение, граф больше не походил на куклу или манекен, но все равно оставался единственным в своем роде. Он скорее напоминал какого-нибудь… какого-нибудь духа, который только выглядит человеком. Как может Ди, сидящий сейчас на Леоне, быть настоящим? Совершенно идиотская мысль, особенно для такого момента, но Оркот не мог от нее избавиться.

Со смесью вины и гордости Леон заметил слабые следы на бедрах Ди. Один из парчовых тапочек, похоже, свалился во время долгого пути в спальню, но второй все еще украшал левую ступню. Оркот невольно дернул бедрами при виде контраста коричневой парчи с белоснежной кожей. Так и становятся фетишистами, да? Наверняка.

- Вы все еще одеты, - прошептал Ди. Щеки его разрумянились, а глаза блестели озорной насмешкой.

- Да знаю. Штаны остались. Не останавливайся, только не останавливайся…

- Детектив, - Ди дрожал, и из-за этого эффект его улыбки слегка смазался, - я не собираюсь останавливаться. Но что… что вы хотите, чтобы я сделал?

Он кокетничает или правда не знает? Леон не мог собрать мысли в кучу, чтобы это определить. Вместо этого он немного нежнее, чем раньше, положил ладони на бедра Ди и попросил:

- Просто двигайся, детка, двигайся. Как тебе приятнее всего, как нравится.

Ди моргнул, закусил губу и наклонился вперед, для равновесия опершись тонкими руками о грудь Леона. Оценив длину ногтей и вспомнив, чем недавно занимался, тот подумал, что не оказался расцарапанным только по счастливой случайности. Ди немного поерзал, двигая бедрами вперед-назад, потираясь о грубую ткань джинсов. Эти перемещения, дразнящие, но не способные помочь разрядиться, сводили Леона с ума.

- Тебе так… - выдавил он, - так нравится, Ди?

Дыхание графа было прерывистым.

- Мне нравится… хочется… большего.

- И мне. Господи, и мне. Как ты хочешь, Ди?
- Я имел в виду… этого недостаточно… мне нравилось, когда вы… сильнее… ах! – глаза Ди распахнулись, будто кто-то поднес конфету к носу, он приподнялся, почти полностью соскользнув с члена, и тут же сел обратно одним медленным, текучим движением. Тихо вскрикнул, уронив голову на плечо, силясь сглотнуть, вновь сжимаясь внутри - вот-вот опять кончит.

- О, да, - прохрипел Леон, который ужасно хотел достичь разрядки, но пока предпочитал любоваться, - это было здорово, бля, еще раз, детка, столько раз, сколько сможешь…

- Леон, - простонал граф, не останавливаясь, рвано, быстро дыша. Бедра Оркота тоже двигались, вверх и вниз, не желая покидать теплый рай между ног любовника. - Я… Вы…

- Так хорошо, - охнул Леон, стараясь не закрывать глаза, хотя перед ними уже плясали разноцветные пятна. Он не помнил, чтобы когда-нибудь так отчаянно мечтал кончить и при этом так пытался сдержаться. Но не хотел, чтобы все настолько быстро прекратилось. Ди был прекрасен, насаживаясь на член Леона – ангельское гладкое тело, дьявольские движения, а глубоко под всем этим – человеческая уязвимость. Он терся об Оркота, отчаянно постанывал, и, очевидно, был близок к оргазму, но не знал, как его достичь. Леон разжал кулак, которым до этого комкал простыни, и потянулся к нему. Много усилий не понадобится, только…

Но прежде Ди сам скользнул дрожащей рукой по груди любовника и осторожно обхватил ладонью свой член. И, почувствовав прикосновение пальцев, замер, задержав дыхание, как и сам Леон. Господи Иисусе, так невероятно жарко…

- Давай, - услышал он собственный умоляющий голос, - давай, о боже, давай!

Граф как будто и не нуждался в уговорах, однако его движения не были настолько сильными и уверенными, как ожидал Леон: Ди ласкал себя медленно, нерешительно, опустив голову на грудь. Он больше не двигался вверх-вниз, но насадился на Леона так глубоко, как мог, и терся, сжимался внутри, будто хотел почувствовать каждый дюйм Леонова члена, пока гладил свой.

- Ах, - простонал он, - ах… ах… ai ren*…

Леон больше не мог терпеть. Было так классно, слишком классно, и если это сейчас не закончится, он сдохнет. Он положил руку поверх ладони Ди, стиснул крепко и провел ею вверх по члену. Граф вскинув голову, уставился на Леона огромными глазами, выдохнул короткое «О», и тут же вздрогнул всем телом, вскрикнул и кончил, забрызгав грудь Оркота теплой спермой.

Наверное, то, что какой-то парень на тебя разрядился, должно показаться странным. Или отвратительным. Но ни одно из этих чувств не двигало Леоном, когда он схватил Ди за бедра и повалил на кровать, используя новую позу, чтобы начать бешено толкаться внутрь, подвывая и выкрикивая снова и снова дикие, бессмысленные фразы. Граф сдавленно охнул, и Оркот с удивлением понял, что тот опять кончил. Леон никогда не испытывал подобного, никогда не чувствовал ни от кого такой отдачи, никто настолько не подходил ему во всем. Поэтому бормотал, не останавливаясь:

- О, Ди, о… Я тебя трахаю, а ты позволяешь… трахать себя… детка…

Ди прошипел что-то непонятное на китайском, вытянул шею и вонзил острые зубы прямо в грудь Леона. Укус адски болел, прежде чем был зализан мягким сладким языком.

Оркот в последний раз отчаянно и жестко двинул бедрами и замер, не в силах издать ни звука, слегка подрагивая, пока член изливался раз за разом в оглушительном оргазме.

Любовники лежали, прижавшись друг к другу и переводя дыхание. Ди обхватил ногами талию Леона, вцепился в плечи. Казалось, этот момент длится и длится, и Оркот знал, что, хотя такое удовольствие его и убьет, он не хочет, чтобы все заканчивалось.

В конце концов Леон обнаружил, что слишком придавил графа к кровати. Виновато хмыкнув, он перекатился на спину, все еще не выпуская Ди из объятий. Теперь у него было время оценить, как приятно их голые тела трутся друг о друга. Ну, половинки тел на самом деле – он все еще был в джинсах, наверняка уже испорченных. Надо будет заглянуть к себе перед работой.

Так прошло некоторое время – Ди мешком с картошкой валялся на Леоне, обняв его за шею длинными руками и, казалось, совсем не воспринимал окружающее. Оркот его потряс, но добился только легкой дрожи в ответ.

- Прости… надо бы… - он перегнулся через графа и нашарил на тумбочке возле кровати коробку с салфетками. Будет не очень-то приятно, когда эта хрень высохнет и приклеит их друг к другу. Леон вытер обоих так быстро и тщательно, как мог, а когда закончил, Ди немного пришел в себя. По крайней мере, начал моргать.

И тут до Леона начали доходить кое-какие вещи. Дыхание графа было легким и прерывистым. Он немного дрожал в объятиях Оркота. И теперь, когда другие, более срочные нужды были удовлетворены, тот вспомнил некоторые мелкие детали, на которые в свое время не обратил внимания: то, как Ди колебался, как удивился, как замер, когда Леон вошел в него там, на диване, как собственные прикосновения казались ему непривычными. В голову Оркота пришла ужасная мысль, превратив теплое чувство удовлетворения в холодную панику. Он ласково положил руку на бедро Ди и выскользнул из него так медленно и осторожно (хоть и неохотно), как мог. Граф опять издал тот тихий, головой стон, услышав который, Леон чуть не перекатил их на кровати и не начал все сначала. Помешало только то, что он был совершенно не в состоянии.

Он с тревогой посмотрел вниз. Слава Богу, никакой крови. Но это все равно не всегда означало…

- Ди, - позвал он тихо и неуверенно.

Ди медленно поднял голову, его затуманенные разноцветные глаза уставились на Леона через завесу волос.

2007-12-07 в 16:18 

I was, и ныне там.
- Детектив? – прошелестел он.

Оркот проглотил требование «Зови меня Леон!» и спросил вместо этого:

- Ты в порядке? Я имею в виду… это не было… не могло быть…, - он тяжело сглотнул, - твоим первым разом или… или в таком духе.

Потому что если это так, то, несомненно, для Леона Оркота уже приготовлен специальный круг Ада. Даже то, что Ди все понравилось, не извиняло… «Я его заставил, - с отчаянием думал Леон. - Если он позволит еще хоть раз к себе приблизиться, я буду гораздо нежнее».

Ди моргнул, а потом спокойно приподнял брови. Высокомерное выражение, которое обычно ужасно бесило Леона, сейчас заставило его сжавшееся сердце вновь забиться от облегчения.

- Конечно, нет, детектив, - насмешливо ответил Ди, - какие у вас странные мысли.

Слава Богу, слава Богу, твердила Леонова совесть. Теперь ему казалось глупостью вообще спрашивать. В конце концов, Ди ведь упоминал, какой это «интересный опыт» - секс с гермафродитами, так, кажется, он там выразился… Так что должен был бы знать, о чем говорит.

И как же он был прав. Интересный опыт, без базара. Леон оторвался от Ди только для того, чтобы стащить джинсы, а потом снова привлек его к себе. Граф с непонятным выражением лица наблюдал из-под длинных ресниц. Но, с другой стороны, у него всегда было такое выражение. Леон ухмыльнулся, глядя с теплой привязанностью – не жгучим желанием, как недавно, но все равно очень приятным чувством. Он наклонился и поцеловал Ди, теперь не так настойчиво, смакуя мягкие губы. Граф как будто сначала колебался, но потом сдался и поцеловал в ответ, почти робко.

Леон прервал поцелуй и уронил голову на подушку, не переставая бессмысленно улыбаться. Господи Иисусе, это было так... он сегодня выспится. И встанет рано утром, чтобы купить Ди на завтрак пончики с джемом. Посыпанные сахарной пудрой.

- Который час? – спросил он и зевнул.

- Начало девятого, - ответил граф, не глядя на часы. Оркот не мог себя заставить этому удивиться. Ди всегда знал всякую странную хрень вроде этой.

- Довольно поздно, - решил он. В конце концов, он не спал прошлой ночью. Леон притянул Ди еще ближе. – Спать?

Граф разрешил себя притянуть, даже добровольно устроился рядом и положил голову ему на плечо, прикрыв тонкой ладонью укус на Леоновой груди. Но потом спросил с некоторой осторожностью:

- Детектив?

- Хм?

- А вы не собираетесь рассказать, что вызвало… подобное продолжение этого дня?

Леон фыркнул, приоткрыв один глаз. Ди на него не смотрел, вместо этого глядя куда-то вглубь теней, окружавших кровать. А хорошая кровать, впервые подумал Леон, хоть и немного девчачья. Прозрачные занавеси, все такое.

- Ага, расскажу. Я слишком много думал, в этом все дело.

Наступила тишина. Потом Ди спросил очень скептическим тоном:

- Неужели?

- Ага. Ну, я имею в виду, было глупо ходить вокруг да около. Жизнь коротка, знаешь ли. Нет смысла тратить время зря.

После паузы Ди ответил слабо:

- Полагаю, нет.

- Эй… Я не запер входную дверь.

Ди вздохнул и покачал головой.

- Пожалуйста, не беспокойтесь. В магазин никто не войдет.

Леон не видел здесь логики, но, открыв рот для возражения, остановился. Было удивительно легко доверять Ди в таких вопросах. Наверное, следует встать и проверить замки, но... Ди, возможно, лучше знает, что к чему, и его дело, если хочет быть ограбленным. В полусне Леон обвел взглядом комнату, освещенную только несколькими свечами на богато украшенном комоде. Прикольно – неужели свет немного приглушился с тех пор, как они закончили заниматься любовью? Вроде бы все было прекрасно видно, когда он любовался тем, как Ди на нем сидит. Должно быть, он сам все это придумал. А когда закрылась дверь в спальню? Как случилось, что ни одно из этих дурацких животных здесь не торчало? Странно. Комната и правда была милой - должно быть, графский дед имел кучу денег, если мог позволить себе весь этот антиквариат, не говоря уже об экстравагантных одеждах Ди. А там наверху – окно, что ли? Без сомнения, если судить по полумесяцу, который Леон смутно видел в туманном небе. Лос-Анджелес и правда был дырой в каком-то смысле. Но что в подвале делало окно?

И тут он нахмурился.

- Стекла и правда чистые, - заметил с подозрением.

Ди завозился возле его бока.

- Что? А… спасибо. - сказал он сонно и хихикнул. – Все-таки вы обращаете внимание на очень странные вещи, детектив.

- Мы оба голые, Ди, - закатил глаза Леон, - голые и в постели. Наверное, можешь звать меня Леоном, а? Как бы то ни было. Просто хочу быть уверенным, что этот прыщавый сопляк, мойщик окон, тут не околачивается. Джил сказала, что слышала… - он прикусил язык.

Ди, по-видимому, не придал значения незаконченной фразе.

- Прыщавый? – спросил он удивленно, - мойщик?.. А, вы имеете в виду юного Дэвида Ли?

- Он такой же юный, как мы, - прорычал Леон, - у него нет никакого будущего, Ди. Он пустое место. И уж точно у него нет никаких причин тут шнырять.

- Вы говорите глупости, - твердо ответил граф, закрывая глаза. – Дэвид очень вежливый молодой человек, а семья Ли уважаема в Чайнатауне. И пожалуйста, хватит об этом, - добавил он, когда Леон попытался было возразить.

- Ладно, - пробормотал Оркот, слегка,.. ну ладно, сильно успокоенный тем, как Ди потерся гладкой щекой о его плечо и погладил грудь. В любом случае, он снова почувствовал, до чего же вымотался, и был чертовски уверен, что сейчас не время для спора. Но опять - только начал проваливаться в сон, как в голову пришла очередная мысль.

- Эй, - позвал он сонно.

- Теперь что? – немного сердито спросил граф.

- Что означала та фраза, которую ты сказал? Ну, на китайском.

Леон поглядел на Ди и с удовольствием заметил, что тот слегка покраснел.

- Я произносил много фраз на китайском, детектив, если мне не изменяет память.

- Ага, но я запомнил только одну. Звучит как «сирена». А все остальное ты произнес слишком быстро, чтобы можно было расслышать. – Он ухмыльнулся. – Ну давай, признавайся. Что китайцы говорят в постели?

- Незачем так грубить. Хотя это, кажется, в вашем характере, – Ди прочистил горло. - «Ai ren» - это всего лишь восклицание, детектив, не более. Что-то вроде "о, господи".

- О, - Леон моргнул и снова усмехнулся, закрывая глаза. – «Господи». Хрена с два… ты, верно, ругался на чем свет стоит, и просто не хочешь признаваться.

- Сквернословие я оставляю вам, - сказал Ди резковато. - Действительно, детектив, вам бы не помешал урок хороших манер. А теперь не возражаете, если я все же отдохну?

Но в ответ он услышал только ровное, посапывающее дыхание. Леон уже спал.

Owari

Примечание автора: на самом деле, «ai ren»* - это китайское выражение для проявления нежности. Как оказалось, даже ками разговаривают в постели…
Примечание автора 2: нет, никакого мпрега в будущем, расслабьтесь

2007-12-07 в 20:55 

If I had an enemy bigger than my apathy, I could have won
Ваа... Очень люблю этот фик, но самой переводить было лень, мой предел - 12 страниц.
Спасибо вам огромное за перевод! Оччень хорош. ^_^

2007-12-07 в 21:00 

Trust no one
Нет слов!! Просто замечательно!! Спасибки за перевод)))

2007-12-07 в 21:19 

I was, и ныне там.
Pallor aka Maranta
У меня это не только самый длинный перевод, но и вообще самый длинный фик :-D Но не могла удержаться :)
Спасибо :)

Gillian
Спасибо! :)

2007-12-07 в 21:45 

хозяин огурца. гигантская огнедышащая спаржа. ТЫКВА, ПРИ!
Eide
У меня появился любимый порнофик по Петшопу. :eyebrow:
Спасибо за ваш труд! :red:

2007-12-07 в 22:06 

I was, и ныне там.
Aihito
Пожалуйста! :)

2007-12-07 в 23:03 

Мы уйдем туда, где нас накормят. ^^
Оказывается, Ди не стопроцентный мужчина! Значит, он, Леон – не стопроцентный гей, это же отлично?
Ради этой фразы стоило читать. :lol:

2007-12-07 в 23:22 

I was, и ныне там.
Merrou
Ага! Я тоже очень ржала, когда читала :-D

2007-12-08 в 01:24 

consider this diem carped
Браво.
Без шуток, это... сильно )

пришёл собрав нервы в кулак, дабы героически читать Страшную Нцу, и едва не перебудил соседей, пытаясь не ржать хотя бы иногда

2007-12-08 в 01:27 

хозяин огурца. гигантская огнедышащая спаржа. ТЫКВА, ПРИ!
А я ухихикалась, когда Леон думал о кроликах и спортивных сводках, только бы не кончить раньше времени. :-D Какая выдержка, какое самообладание!

2007-12-08 в 01:47 

Не хочу выходить на улицу, я там никого не знаю. (с)
Гы-гы... какая пошлятина... Этакая помесь слеша с любовной ромашкой. Спасибо за перевод! Давненько я так не смеялась.

2007-12-08 в 01:50 

Eide
I was, и ныне там.
in_se Aihito Maia-Melian
Леон - чудо! :-D У него такие чудесные понятия о романтике :lol: И не капли рефлексии - простой такой, прямой парень! Конечно, будет смешно :)
Спасибо :)

2007-12-08 в 15:20 

YaVi
Холод может убить тебя, только если ты стоишь на месте. Надо двигаться.(с)
Eide, :woopie: Можно я тебя расцелую?:kiss: Ты ж исполнила мою давнюю мечту! Этот фик - просто ням (хотя когда-то он меня нехило шокировал:)), я прямо не надеялась на то, что его переведут.
А теперь на русском перечитать можно, уррра!:sunny:

2007-12-08 в 15:46 

I was, и ныне там.
YaVi
:jump2: Можно! :tongue:
Я рада, что получилось сделать приятное :)

2007-12-08 в 16:03 

Анна Штайн
officio assasinorum
Хороший перевод, просто замечательный! Читается очень вкусно. Спасибо)

2007-12-08 в 16:31 

I was, и ныне там.
Anna_Stein
Вам спасибо :) Ваш "Ди" стал последней каплей в деле превращения меня в фаната ПСОХа :-D

2007-12-08 в 16:33 

Анна Штайн
officio assasinorum
Eide оу, правда? )) Ах!:shuffle2:

2007-12-08 в 16:50 

long lost lake
Ой-ой-ой, я с таким еще никогда не сталкивалась)) Но как пробирает!! И оба героя очень "в характере" -)))) Eide, спасибо за отличный перевод!

2007-12-08 в 23:12 

Каждый человек чудо как хорош, если правильно рассчитать дозировку
:lol: :lol: :lol:Ты в порядке? Я имею в виду… это не было… не могло быть…, - он тяжело сглотнул, - твоим первым разом или… или в таком духе.Конечно, нет, детектив, - насмешливо ответил Ди, - какие у вас странные мысли.

Ах он прокааазник! А строил то из себя, а строил то!!! :laugh: :laugh:

А вообще - забавная вещица. Спасибо за перевод :cheek:

2007-12-09 в 18:36 

I was, и ныне там.
Anna_Stein
:shy:

Eramaajarvi-alt
Пожалуйста! :)

Sharlotta-Elburn
Ну я думаю, тут он слукавил. И нет у него обширного опыта, просто захотел выглядеть знающим, как всегда :)

2007-12-12 в 16:53 

эээ.... ггмммм....ммм... вах... Вау.....
короче просто слов нету)))

И каак это у графа не первый раз?!! Он определенно соврал!

2007-12-13 в 20:04 

Amarga
Если можешь чем-либо восхищаться - то будь в восторге, а если не можешь - то спи(с)Михаэль Энде
Уррр, пасиб! Оч приятно почитать хороший пвп в хорошем переводе:))

Кстати, читала как-то другой фик, где Ди - гермафродит, тоже переводной. Интересно, тот же автор или другой?.. У Карася, кажется, на сайте оно есть, автора, увы, не помню.

2007-12-13 в 20:36 

Ich bin der маленький кроttик
Это бесподобно.Просто огромное спасибо за перевод!

2007-12-13 в 23:07 

I was, и ныне там.
~Night Cat~
Вот и я думаю, что соврал!
Спасибо :)

Amarga
Ага, Телану еще писала Sadie, Sadie, там Ди вроде бы тоже гермафродит (и там, вроде забеременел :-D, насчет чего папочка Ди радостно точил когти). Правда, я не знаю, переводили ли тот фик - он большой достаточно.
Спасибо :shy:

Karfaks
И вам спасибо! :sunny:

2007-12-15 в 18:13 

long lost lake
И нет у него обширного опыта, просто захотел выглядеть знающим, как всегда
имхо совершенно очевидно соврал))) никакого опыта)))

2007-12-17 в 15:24 

Amarga
Если можешь чем-либо восхищаться - то будь в восторге, а если не можешь - то спи(с)Михаэль Энде
Eide
га, Телану еще писала Sadie, Sadie, там Ди вроде бы тоже гермафродит (и там, вроде забеременел :-D, насчет чего папочка Ди радостно точил когти). Правда, я не знаю, переводили ли тот фик - он большой достаточно.

Аа, это третий!
Тот, что я читала, был про то как Леон находит Ди в какой-то задрипанной больнице, совершенно никакого (не помню почему, тот впал в кому... видимо, перестал бегать, и тут Леон его нагнал), крадет его из больницы, приносит в гостиничный номер, греет теплом своего тела (вот это место я не помню), к утру Ди прорастает лианами и они с Леоном как бы попадают в волшебный мир (одновременно оставаясь в этом... вопщем, сложно объяснить, надо читать:)) Фик очень красивый, поэтичный и чувственный, есть возбудительная НЦа, где и обнаруживается гермофродитизм, в целом - очень, очень достойный фик.


2007-12-17 в 15:32 

I was, и ныне там.
Eramaajarvi-alt
Вот именно! Лишь бы Леону лапшу на уши повесить! *возмущается*

Amarga
А! Этот тоже помню. Но, по-моему, он не переводной, а наш. Ди в лианах точно помню... Они еще высохли, вроде, и Ди чуть не помер :-(

2007-12-19 в 15:35 

Дримгейзер
Eide
Спасибо за перевод, очень вкусная пвп, хотя ворнинги страшные)))
Прочла с большим удовольствием

Действительно, как уже писали - Леон и Ди - очень "в характере". Особенно "бог карандашной вселенной")))

2007-12-19 в 19:05 

я не тормоз, я медленный газ (ц)
Тот, что я читала, был про то как Леон находит Ди в какой-то задрипанной больнице, совершенно никакого (не помню почему, тот впал в кому... видимо, перестал бегать, и тут Леон его нагнал), крадет его из больницы, приносит в гостиничный номер, греет теплом своего тела (вот это место я не помню), к утру Ди прорастает лианами и они с Леоном как бы попадают в волшебный мир (одновременно оставаясь в этом... вопщем, сложно объяснить, надо читать:)) Фик очень красивый, поэтичный и чувственный, есть возбудительная НЦа, где и обнаруживается гермофродитизм, в целом - очень, очень достойный фик.
простите, а этот фик - что за фик именно?...

2007-12-19 в 22:42 

I was, и ныне там.
Чжан
В ворнингах все правда! :-D
Леон вообще изобретатель :-D
Спасибо :)

2008-02-02 в 07:55 

ты прелесть
Какая прелесть. Переводчик, я вас люблю :squeeze: Этот фик теперь будет моим самым любимым по этому фендому. Я уже шесть раз его перечитала, и всё никак не могу остановиться. Это что-то!!! Вы не представляете, как я обрадовалась, когда наткнулась на этот НЦешный фик. А вы не знаете ещё НЦ-фиков? Я нашла только один - "Возвращение", про гостиницу, лианы и т.д.

2008-02-03 в 13:15 

I was, и ныне там.
Lestat de Lionkourt
Ой, спасибо :) Да, фик классный!
Не, больше НЦ не знаю :-( На самом деле, манга такая прелестная, что авторам явно нравится оставаться в ее настроении, а это означает максимум Pg-13, а в основном - юст :-D

2008-02-03 в 14:24 

ты прелесть
Eide Ох, а жаль)))) Обожаю читать про секс с Ди. Правда, я вчера на ещё одну ПВПешку наткнулась. В ней Ди интересно себя повёл, но в остальном она до "решения" не дотягивает)))

2008-02-03 в 14:29 

I was, и ныне там.
Lestat de Lionkourt
Я тоже обожаю! Но в основном на английском читаю. У Телану вообще фики такие... такие!

2008-02-05 в 09:00 

ты прелесть
Eide
Ох, а можешь подкинуть ссылки на те самые НЦ фики? Ну плииииз? И пораспутнее. Особенно ссыли на фики Теланы....

2008-02-05 в 10:54 

извращенцы! :-D

2008-02-05 в 14:33 

Irma~
Вот к просьбе выдать ссылки на Телану, я присоеденюсь

2008-02-05 в 14:55 

I was, и ныне там.
Lestat de Lionkourt Irma~
Вот: telanu.thirteenblackbirds.net/psoh.html :) Там две длиннющие серии Unwilling Sleep и Sadie, Sadie, с классной НЦой :-D

2008-02-06 в 14:56 

ты прелесть
А-а-а-а-ах, я тебя люблю и автора тоже))))

2009-03-07 в 21:14 

тёплые ладони Эола и двемерский флюгер.
Блииин, как чудно!))

2009-06-03 в 21:39 

о Майн Гот!!!!!!!!!!!!!! * вшоке* какой классный фанф!!!! до этого в списке моих любимых фиков по маазинчику был только фик Unwilling Sleep и Возврахщение. Благодаря вам, он пополнился. Eide , огромное спасибо за перевод!!!!!:red:

2009-08-16 в 15:45 

FerretOnCrack
Любовь - прекрасна, но в ней столько боли.
прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно! прекрасно!
Автор, Вы - гений!!!!!!!

2009-08-20 в 05:30 

there are no rules of architecture for a castle in the clouds
Фик просто прелесть :tongue:

2015-04-04 в 12:14 

yisandra
Моё сердце отдано рискованному научному допущению
отличный перевод :white:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

PSOH~drabbles

главная